06.07.2007 | 16:47

Материализация жертвоприношения на Чеховском фестивале

В афише Чеховского международного театрального фестиваля – спектакль Дзе Канамори "Нина – материализация жертвоприношения". Зрители ожидали параллелей с чеховской "Чайкой", а увидели синтез современного европейского танца и традиционной японской театральной культуры. Рассказывают "Новости культуры".

В первые минуты – тишина на сцене и в зале. Зрители недоумевают: откуда должна материализоваться "Чайка"? Танцовщики выжидают: материализуется жертвоприношение.

Режиссер спектакля Дзе Канамори объясняет: "Моя "Нина" - это совсем не "Чайка". Я и имя-то выбрал наугад. Это некая женщина, которая несвободна".

Несвободных женщин – пять. И все они – Нина. Все – разные, разные ипостаси тела – живого и неживого. Деревянные болванчики – как обратная сторона движения. Сейчас его нет, а спустя секунду – кукла задвигается. Правда, так и не став при этом более живой.

Три года назад Дзе Канамори основал первую в Японии репертуарную труппу современного танца. Успех был огромен, и вполне объясним. Канамори стажировался в статусной школе Мориса Бежара в Лозанне, работал в знаменитом Нидерландском театре танца и Балете Лиона. На нынешнюю постановку, по словам режиссера, его вдохновило творчество соотечественника, Тадаши Сузуки. Он на "Чеховском" представляет своего "Диониса". "Как и Сузуки, я пытался исследовать движение. Его природу. Рождение и угасание", - говорит Канамори.

Рождение Канамори доверил – и это уже вполне в японском духе – мужской половине труппы. Контраст – главная составляющая этой истории. Но "люди в черном" - тоже не свободны. Впрочем, движение как жертва, легко вписывается в концепцию режиссера.

Читайте также:

Все материалы темы>>