10.07.2007 | 11:58

Набор слов. 10 июля 2007 года

Анджей Вайда снимает фильм о Катынской трагедии, а в Великобритании вновь пытаются установить связь между талантом и безумием. Вот некоторые темы сегодняшних газет. Рассказывают "Новости культуры".

***
Можно ли поставить знак равенства между безумием и ярким талантом? На вечный вопрос ищут ответы в "сумеречном состоянии души". Об этом можно прочитать на страницах "Guardian". Похоже, деление на исскусство и "ар-брю" – творчество аутсайдеров, – как некогда определил Жан Дюбюффе, сегодня не совсем актуально. "Если мерцающие, удлиненные фигуры Эль Греко стали результатом его экстатических переживаний, то публика содрогнется, представив, где черпал свои идеи Босх".

Примитивизм, дадаизм, сюрреализм – все эти течения содержали симптомы хаоса подсознания. Однако подлинное безумие олицетворил экспрессионизм. Мунк, Бекманн, Кирхнер – все они страдали душевным расстройством. В 1937 году нацисты устроили выставку "Дегенеративное искусство" с целью наглядно уравнять таких художников как Клее и Кокошка с пациентами психиатрических клиник. Сейчас в Лондоне особый спрос на экспозиции таких пациентов. "Guardian" отмечает, что течение болезни влияет на сюжеты, но только не на технику рисунка, правда, резюмирует свое исследование словами Витгенштейна: "Если в жизни мы окружены смертью, то тем более наша психика окружена безумием".

***
Анджей Вайда заканчивает съемки фильма о Катынской трагедии. Работа над самым трагическим эпизодом российско-польской истории времен Второй мировой войны вынудила Вайду никому ничего не рассказывать. Исключение режиссер сделал лишь для "Российской газеты". "Есть фильмы о 1939 годе, когда по пакту Молотова-Риббентропа Польша была разделена и перестала существовать как государство, о восстании в Варшавском гетто. И не может быть, чтобы Катынь не нашла отражения в художественном сознании. Очень важно, чтобы оценивали фильм, а не мои намерения. И меня поняли. Уверяю вас, эта тема не кончится одним фильмом", – заметил режиссер.

***
В Риме завершился Первый международный фестиваль телевизионного кино RomaFictionFest. Приз за режиссуру присужден Сергею Боброву за ленту "Последний забой". Это стало поводом для "Коммерсанта" поднять глобальную тему – о второсортности телевизионного кино и любви итальянцев к нашей классике. С нее фактически начиналось телевизионное кино Италии. Андрей Плахов вспоминает: "Телекомпания RAI пошла на небывалый риск: поставила 27 сентября 1958 года экранизацию "Униженных и оскорбленных" в прайм-тайм, сразу вслед за самой рейтинговой развлекательной передачей. После небывалого успеха этого эксперимента русские романы, а также повести и пьесы, покатились на итальянских телезрителей снежным комом". За четверть века были адаптированы "Обломов", "Братья Карамазовы", "Отцы и дети" и даже "Что делать?".