10.07.2007 | 15:50

Ах, Арбат, мой Арбат, ты мое Отечество...

"Ах, Арбат, мой Арбат, ты мое Отечество". Ностальгические строки Булата Окуджавы дали название выставке Александра Потресова. Она открылась в редакции журнала "Наше наследие". В свое время историк, краевед, исследователь Александр Потресов создал своеобразную летопись угасающей жизни арбатских переулков. Рассказывают "Новости культуры".

Старые особняки, превращенные в коммуналки, собачья площадка, фонтан – так выглядел Арбат еще лет пятьдесят назад. Теперь эти постройки можно увидеть лишь на картинах и старых фотографиях. Когда Александр Потресов увидел, как сносят сооружения на его родной улице, не выдержал, взял фотоаппарат и стал снимать. Получилось около трех тысяч негативов. Представленные на выставке фотографии – это цифровые копии снимков, сделанных мастером полвека назад. "За пятьдесят лет негативы сильно пострадали, мы несколько раз переезжали, хранение у нас было домашнее, поэтому они не могли сохраниться так, как в архивных условиях", – поясняет сын Александра Потресова Владимир.

Александр Потресов профессиональным фотографом себя никогда не считал и в этом немного лукавил. У него были и премии на престижных фотоконкурсах, и персональные выставки, и публикации фотографий в журналах "Наше наследие", "Огонек", "Вокруг света". Также он возглавлял секцию пейзажа в Московском фотоклубе "Новатор". Фотографии, отобранные для нынешней выставки, раскрывают Александра Потресова скорее не как фотохудожника, а как репортера, вызывающего у жителей столицы ностальгию. "Это город, в котором я жил, вырос, учился, и по всем этим улицам я гулял, я помню почти все эти места", – говорит главный редактор журнала "Наше наследие" Владимир Енишерлов. "Жалко, что не удалось музеифицировать, сохранить собачью площадку, которая являлась не только архитектурным символом, но она проходила во многих литературных произведениях XIX века. Вспомните хотя бы Тургенева", – замечает сын Владимир Потресов.

Негласный центр Арбата – собачья площадка, кривые переулки, дом номер двадцать по Большой Молчановке, где жил фотограф. Все это осталос тенями прошлого, призраками старого Арбата.