23.04.2012 | 10:48

Миланцы показали в Москве спектакль по пьесе Брехта "Святая Иоанна скотобоен"

 Заключительный аккорд Фестиваля Союза театров Европы прозвучал – с итальянским акцентом. На сцену Малого театра, который с 2010 года входит в этот престижный театральный альянс, вышли артисты легендарного «Пикколо театро ди Милано». Они показали новинку сезона – спектакль «Святая Иоанна скотобоен» по пьесе Бертольта Брехта. Рассказывают «Новости культуры».

Сцена Малого театра в эти дни больше напоминает съемочную площадку. Кран, кинокамеры и огромный экран. К этому спектаклю итальянцы готовятся как к сложному цирковому номеру. Проверяют страховки, крепления. Из Милана везли с собой несколько тонн оборудования. Актеров в этом спектакле задействовано всего 11. Еще три десятка человек, которых публика так и не увидит, помогают артистам перемещаться в пространстве.

«Этот спектакль все мы играем на пределе внимания, – рассказывает сценический директор «Пикколо театро ди Милано» Анджело Ферро. – Здесь важны очень точные движения, очень точные перемещения. Один неверный шаг актера или работника сцены, и кто-то может получить травму».

Разделение на высший и низший свет в этой постановке четкое. Рабочие – в серой неприметной одежде. Финансовых магнатов режиссер Лука Ронкони облачил в консервные банки. Эти жестяные доспехи как единственная защита на полях денежных сражений.

«Ронкони в этой пьесе увидел, прежде всего, потрясающую театральную неоднозначность, – говорит директор «Пикколо театро ди Милано» Серджо Эскобар. – Те вещи, о которых Брехт писал в 30-е, теперь звучат совсем по-другому. Например, отношения между рабочими и профсоюзами. Тема, которая в 30-е будоражила многих, а теперь превратилась просто в демагогию. Брехт это предвидел».

В год своего 65-летия «Пикколо театро ди Милано», кажется, не мог не поставить Брехта. Большой друг Джорджо Стреллера, немецкий драматург признавался: в Пикколо его пьесы понимают даже лучше, чем в Германии. Но 13 последних лет в афише миланского театра имя Брехта не появлялось.

«Теперь вновь пришло его время, – считает актер Паоло Пьеробон. – Это ведь пьеса о кризисе 30-х, который во многом стал предвестником того, что происходит сейчас. Мы в Италии напуганы. Хотим разобраться в этой кризисной ситуации, найти из нее выход. Потому и заново переосмысливаем Брехта».

«Святая Иоанна скотобоен», написанная в 29-м, о кризисе даже не финансовом, общечеловеческом. Фирменный сарказм Брехта, режиссерский метод преувеличения. Рассказ о Жанне Д’Арк ХХ века, о том, как обмельчали люди. Эта орлеанская дева работает на скотобойне, вместо голосов свыше общается с телевизором. И спасает, конечно, не страну.

«Мы с Лукой Ронкони не хотели делать из моей героини воительницу, – говорит актриса Мария Пайато. – Она, прежде всего, женщина, которая хочет сделать мир справедливым. Но мира этого совсем не знает. Она видит его искаженным – через телевизор, например. И поэтому – никогда не сможет его изменить, она борется с ветряными мельницами».

Действие экранное в этом спектакле идет параллельно с актерской игрой. Видеопроекции создавали совместно с экспериментальным центром кинематографии в Ломбардии. А сама постановка – это копродукция двух малых театров – московского и миланского. По всей видимости, не последняя. На этих гастролях обсуждали новый проект. Какой? Пока секрет.