16.07.2007 | 12:08

Валерий Тодоровский снимает мюзикл

Про Валерия Тодоровского уже давно никто не говорит, что он сын знаменитого отца. На счету режиссера десять полнометражных фильмов и множество кинонаград. Сейчас Тодоровский-младший в Минске работает над картиной, о которой мечтал с самого детства: он снимает "настоящий мюзикл" "Буги на костях". О том, как идет работа над фильмом, рассказывают "Новости культуры".

Десять комнат коммунальной квартиры. Середина 50-х годов прошлого века. В той атмосфере созревала первая советская молодежная субкультура. Стиляги первыми в коммунальной стране тайком стали слушать джаз и танцевать диковинный буги-вуги. Стиляги не были борцами, но они первыми захотели стать не такими как все.

"Может быть, это была первая позиция против антисвободы. Они ходили в узких дудочках-брюках, с длинными волосами, их ловили на улице, стригли. Была даже песня: "Может, болен он, бедняга, или просто-напросто стиляга"", – рассказывает народный артист россии Петр Тодоровский. "Я в свое время подумал: это идеальная история для мюзикла", – замечает кинорежиссер Валерий Тодоровский.

Новый фильм Валерия Тодоровского – о том, что можно быть разными в стране, где всех пытались сделать одинаковыми. История из жизни стиляг 50-х годов – история людей и страны, где надеть цветные носки считалось почти подвигом. Он долго собирал материал и деньги. Проект обещает стать одним из дорогостоящих в нашем кино. "Это не исторический фильм. У нас мюзикл, это фантазия, при том, соблюдая какие-то вещи правды", – поясняет Валерий Тодоровский. "Он снимает другое кино. Вот поэтому я не могу ему помочь. Он мне – тем более", – признается Петр Тодоровский.

Тодоровский-старший говорит, что был стилягой наполовину: длинных волос не носил, но буги танцевал. В фильме, снятом в 1995 году "Какая чудная игра" есть эпизод, где звучат "буги на костях" – песни, записанные на рентгеновских снимках. Однако Тодоровский-младший
настаивает, что его идея снять картину о стилягах родилась еще до фильма отца.

У Тодоровского будут петь и танцевать три его любимых актера – Сергей Гармаш, Олег Янковский и Леонид Ярмольник. Репетировать номера они начали еще год назад. За танцы в картине отвечают два хореографа, за музыку – Константин Меладзе. "Когда мы начали записывать, я не то что бы пел не в ту степь, я пел трижды не в ту степь. Я думал: все, через полчаса мне скажут: "Все, спасибо. С вами все понятно"", – вспоминает заслуженный артист России Сергей Гармаш.

Ситуацию спасли гнев Тодоровского и профессионализм Меладзе. Через полтора часа сольный номер актера был записан. Кстати, музыку режиссер держит в секрете, это главная интрига мюзикла. "Это очень тонкая история. Чуть туда – это уже "Голубой огонек" какой-то; чуть сюда – уже не мюзикл, а серьезная драма", – считает Валерий Тодоровский. "На пятый день съемок кто-то пошутил. Когда у нас в кадре должны были танцевать и петь синхронно несколько человек и на эту сцену мы потратили два дня, сказали: "Кто не снимал мюзикл, тот не снимал кино вообще"", – замечает Валерий Тодоровский.