19.07.2007 | 16:57

Марина Лошак о городских скульптурах

В студии "Новостей культуры" о городских скульптурах рассказывает искусствовед Марина Лошак.

- Городская скульптура в нашем сознании – это, прежде всего, монументальные формы. Похоже, сейчас тенденция изменилась, да?
- Да, сейчас тенденция изменилась и действительно мы не так часто видим помпезную, строгую, суровую скульптуру, которую мы привыкли видеть в наших городах, с которой уже даже иногда смирились. Хотя относительно недавно на Красной площади появился памятник Жукову, который относится к нашей прошлой жизни больше, чем к настоящей. С другой стороны, на станции метро "Менделеевская" стоит памятник потерянной собаке, отражающий как раз те тенденции, которые уже давно существуют на Западе. Они привлекают нас, потому что мы живем в городской среде, которую хотели бы видеть уютной и не всегда торжественной. Поэтому все больше и больше мы видим памятников, которые вызывают у нас какие-то сентиментальные чувства и приближают нас к тому городу, который мы хотим чувствовать своим. Даже памятники поэтам, писателям тоже стали совершенно иными. Это просто люди, которых мы узнаем, которые близки нам внутренне.

- Вы сказали: "давно существуют на Западе", а что там происходит? Насколько западный городской ландшафт и скульптура сопоставимы с тем, что сейчас происходит в России?
- Это тоже скульптура, обращенная к человеку, прежде всего, и все то, что я перечислила, на самом деле существует на Западе довольно давно. Но на Западе в последнее время все чаще и чаще появляются концептуальные проекты, где не просто скульптура ставится на улицах города. Целые скульптурные фестивали проходят в том или ином городе. И вот совсем недавно мы услышали о том, как мощно выступил замечательный английский скульптор Энтони Гормли – скульптор, который выставляется во множестве мировых музеев, – как он буквально захватил Лондон своей скульптурой. Его скульптура изображает человека во всем его городском одиночестве. Как эта скульптура расположена в городе: ее можно увидеть и на стенах домов, и на крышах, и просто стоящей на городских пространствах, она вступает также в пространство галерей, музеев. Таким образом скульптура становится единым целым. Или Стефан Балкенхол – знаменитый немецкий скульптор, который фантастически иронично и точно организует художественное пространство немецких городов.

- А какие из проектов, возникших за последнее время в России, кажутся Вам наиболее удачными и интересными?
- Мне очень нравится, как работает Георгий Франгулян. Он работает с одной стороны в традиционной манере, а с другой стороны вполне современно исполняя свои произведения, которые, мне кажется, очень органично, очень по-человечески выглядят на улицах Москвы, и не только Москвы, но и западных городов, кстати говоря. И я очень люблю памятник Пушкину, который сделал Лазарь Гадаев. Это такой маленький, грустный человечек во взрослом цилиндре.

Читайте также:
Скульптура под открытым небом