24.07.2007 | 15:34

Дмитрий Бак о личных архивах великих людей

О публикации личных писем и архивов великих людей в студии "Новостей культуры" рассказывает литературный критик, профессор Дмитрий Бак.

- Существует мнение, что творчество великих можно изучать только по их произведениям. В чем же, по Вашему мнению, смысл публикации их личных документов?
- Бывает так, что в личных документах, в письмах человек выражает свою точку зрения более непосредственно, иногда даже вопреки намерениям. Например, очень важно знать, что Пушкин все письма писал по-французски, а только жене писал по-русски, зачастую используя просторечия: "Ты, женка, не скачи, не прыгай на балах". Или другой пример: Достоевский несколько раз в письмах к своему любимому брату Михаилу Михайловичу говорит о том, что "они во всем привыкли видеть рожу сочинителя, я же свою не показывал". Без этой формулы, на мой взгляд, Достоевского понять невозможно: невозможно понять, что говорят его герои, а не он сам. То же самое можно сказать о Чехове. Чехов, переписываясь со своей женой, например, говорит следующее: "Ты спрашиваешь, что такое жизнь? Жизнь – это все равно, что морковка. Морковка, она морковка и есть, и более ничего никому не известно". Это же весь Чехов. Я бы начинал читать именно с этого письма.

- Как насчет морального аспекта, ведь зачастую личные письма, дневники не предназначались для посторонних глаз?
- Вы знаете, здесь есть два момента. Во-первых, Иван Александрович Гончаров, автор "Обломова", специально написал статью "Нарушение воли", где завещал ничего не печатать. Франц Кафка, великий романист, завещал сжечь все свои романы. Если так поступать, то, собственно, романы и стихи – это тоже очень личные вещи. Это очень важно. С другой стороны, смотря, как и что использовать. Например, использовать домашний газ или электричество не по назначению – это тоже опасно. Письма нужны не для того, чтобы подглядывать в замочную скважину, а для того, чтобы глубже, полнее понять великого гения, великого художника.

- Какие еще архивы ждут своих публикаций?
- Скажу неожиданную вещь. Писатели первого ряда – Пушкин, Лермонтов, Гоголь, – в основном, исследованы, их наследие опубликовано, но что касается других русских литераторов, то здесь масса неисследованных архивов. Например, Михаил Петрович Погодин, Петр Яковлевич Чаадаев – знаменитый автор "Философического письма"; Иван Васильевич Киреевский. Это я говорю о деятелях девятнадцатого века. Что же касается деятелей двадцатого века, то здесь практически поле еще не пахано, поскольку во многих случаях речь идет только о начале работы над архивами сравнительно недавно ушедших литераторов, иногда очень крупных.