23.04.2012 | 19:35

День открытых дверей в закрытых музеях Петербурга

Архитектурные шедевры северной столицы известны всему миру. Но даже коренные петербуржцы зачастую не подозревают, что список достопримечательностей их города мог бы быть гораздо пространней. А пока увидеть исторические интерьеры многих старинных особняков, можно только раз в год, в рамках особой акции, которую проводит Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников. И причина не в том, что эти здания заняты государственными службами или коммерческими структурами. Почему некоторые петербургские музеи до сих пор не стали общедоступными – выясняли «Новости культуры».

К сожалению, только раз в году, зато совершенно бесплатно. Старинные особняки приняли гостей практически по-домашнему. Пустили в комнаты, которые обычно закрыты для широкого зрителя. В доме академика Боткина на Васильевском острове (сейчас там Музей-институт семьи Рерихов) сегодня по-настоящему громкая премьера. После реставрации выставили рояль брата хозяйки дома.

Столетний инструмент пришлось буквально реанимировать. Его невозможно было настроить, испортились колки, дерево потеряло свой блеск. Сейчас все механизмы работают. Рояль выглядит так же, как и при Степане Митусове. Родственник Рерихов, он был профессиональным музыкантом.

Соавтор Игоря Стравинского, либретто к опере «Соловей» они написали вместе. Возможно, даже за этим фортепиано. Кстати, после реставрации публика впервые увидела не только инструмент, но и сам зал. Здание восстанавливали больше года.

«Иногда просто действительно не знаешь, как подступиться к ним, к таким старым вещам. Деревянные перекрытия менять невозможно. Кроме того, когда стали красить потолок, выяснили, что та краска, тот лак, которым он был покрыт при Боткине, уже больше не выпускается», – говорит заместитель директора по музейно-выставочной работе Юлия Будникова.

Колер в стиле неоренессанса подбирали больше двух месяцев, несколько раз работу начинали сначала. Теперь посмотреть на новые интерьеры пришли сотни человек. И так в каждом особняке. Петербуржцам интересно. Больше всего любопытных, кажется, собралось у дома Александра Кельха. Блокаду здание пережило практически без потерь: сохранились не только камины, мебель, лепнина парадного зала, но даже витражи и деревянные
резные скульптуры.

«Восполнены какие-то кусочки паркета, позолота, какие-то крупные вещи, почищены люстры, но каких-то добавок здесь нет. Все, что осталось, имеет обаяние подлинности», – отмечает начальник отдела декоративно-прикладного искусства КГИОП Администрации Санкт-Петербурга Слава Симкина.

«Очень мало людей вообще знают о существовании этого особняка. Очень жалко, что сюда доступ полностью закрыт круглый год. Такие особняки нужно открывать», – убеждена гостья выставки Полина Китова.

Впрочем, открыть этот музей для всех пока нельзя. За нарядным фасадом – ветхий дворик. Со стен осыпается не просто штукатурка – падают целые фрагменты декора. Сотрудники уверяют: нужна срочная реставрация, иначе в будущем году особняк больше будет походить на руины. Но это уже вопрос финансовый. На ремонт нужно больше пятидесяти миллионов рублей.