24.07.2007 | 19:30

Копии колоколов Данилова монастыря отправляются в Гарвард

В далекий путь за океан отправятся колокола Свято-Данилова монастыря. Точнее, их копии, которые будут переданы в дар Гарвардскому университету в обмен на историческую звонницу Даниловской обители, вывезенную из России в 30-е годы. "Двойники", отлитые в Воронеже, накануне были доставлены в Москву. Сегодня в Даниловом монастыре колокола освятил Патриарх Московский и Всея Руси Алексий Второй. Рассказывают "Новости культуры".

О колоколах, которые были проданы в 30-х годах в Америку, в России вспомнили в 1984 году. Тогда об их местонахождении сообщил русский священник в Нью-Йорке Джон Ариксон. Таким образом, история возвращения на родину восемнадцати "кампанов" – так на церковном наречии называют колокола – насчитывает более двадцати лет. Теперь плоды трудов тысяч людей, наконец, выставлены на всеобщее обозрение. В день освящения они собраны все – от самого большого колокола весом в тринадцать тонн (студенты Гарварда называли его "мать-земля" – по глубине звучания) – до самого малого в несколько сотен килограммов.

Переговоры о возвращении затянулись бы еще на один год, если бы не солидная финансовая поддержка мецената Вексельберга, а также большое желание Гарварда помочь России. Говорят, студенты общества звонарей Гарварда очень любили русские колокола и играли с недюжинным энтузиазмом, но как именно играть, они не знали. На всякий случай Алексий Второй заверил американскую сторону, чтобы не сомневалась в качестве звучания копий. "По специфике звучания копии не уступают знаменитому ансамблю Даниловского монастыря. В настоящее время в стране осталось только три колокольных набора, не пострадавших в годы атеизма. Теперь мы с радостью ожидаем возвращения четвертого ансамбля", – заметил Патриарх.

В 30-е годы ансамбль Даниловской звонницы сопровождал музыкально одаренный человек Константин Сараджев. Именно он расположил правильно российские "кампаны" в Лоуэлл Хаус в Гарварде. Затем он вернулся в Советский союз. Именно тогда, в 30-е, в СССР запретили колокольный звон. Сараджев сошел с ума и умер в одной из психиатрических клиник в начале войны, а вот в Гарварде до сих пор помнят о Сараджеве. "У нас очень много ходит легенд по Гарварду о Сараджеве. Для нас он был сумасшедшим русским, одержимым колоколами, но ведь он действительно был удивительно талантливым, от Бога музыкант", – говорит профессор теологии общества звонарей Гарварда Дайана Экк.

На этой неделе колокола отправят в Петербург, а оттуда на пароме – до берегов Америки. Их привезут в Бостон и установят в Гарварде чуть иначе, чем установил когда-то русский звонарь Сараджев. Семьдесят семь лет студенты Гарварда слышали русский колокольный звон по воскресеньям и перед футбольными матчами