03.08.2007 | 12:09

Набор слов. 3 августа 2007 года

Новый закон позволит местным властям приватизировать памятники культуры. Малоизвестные подробности о первой публикации романа "Доктор Живаго" за рубежом, а также: разговорный язык против письменной речи. Вот некоторые темы сегодняшних газет. Рассказывают "Новости культуры".

***
"Отныне не надо тратить нефтяные доходы ни на охрану, ни на реставрацию памятников архитектуры. Отныне это забота исключительно местных властей и частных собственников", – пишут "Московские новости". "Никто не уцелеет" – так озаглавлен материал еженедельника, оповещающий о том, что в силу вступили поправки к законодательству, разработанные Министерством экономического развития и торговли. Отныне "Памятники федерального значения будут передаваться субъектам Федерации с последующей возможностью приватизации". Впрочем, процесс приватизации уже и так давно идет, просто теперь он продолжаться законно.

До этих поправок субъекты Федерации имели право приватизировать и продавать объекты культурного наследия и широко им пользовались. По неофициальной статистике, отмечают "Московские новости". "Ни один из этих проданных памятников не был отреставрирован, но абсолютное большинство было перестроено или заменено новоделами. Экспертиза не имела и не имеет доступа к объектам". "Московские новости" полагают, что приватизация коснется всех без исключения памтяников, которые используются непрофильным образом. Была надежда, что будет опубликован некий список самых ценных сооружений, которые не попадут под приватизацию. Еженедельник утверждает: "Сегодня совершенно понятно, что такого списка не будет. Он утонул в согласованиях".

***
По пятницам на страницах "Свободного пространства" – приложения к "Новой газете" – можно прочитать публичные лекции из Пушкинского дома доктора филологических наук Евгения Водолазкина. Ученый говорит о размывании границ между устной и письменной речью. Можно было бы не говорить о надвигающейся опасности, если бы "при записи устная речь становилась богаче и разнообразнее", – отмечает ученый. Но получается все наоборот: "примитивизируется письменная речь. Прелесть неофициального общения всем понятна, и никто не предлагает переписываться гекзаметром. Никакие сверхъестественные меры не нужны. Достаточно помнить о существовании, допустим, придаточных предложений".

***
О Пастернаке и не только на страницах "Культуры" рассказывает Жорж Нива – легендарный славист, профессор многих университетов и академий Европы. В 1956 году он приехал из Сорбонны стажироваться в Москву, где и познакомился с Пастернаком и его окружением. Нива застал тот опасный период публикации "Доктора Живаго" за рубежом. Вспоминает, что Пастернак определенно хотел, чтобы роман вышел. Он даже дал строгие указания своему издателю Фельтринелли: "какие бы тот ни получал телеграммы и телефонные звонки (Борис Леонидович опасался, что он сам сможет сделать подобное под давлением) о том, что Пастернак требует вернуть свой текст, ни в коем случае всерьез это требование не принимать. Печатать при любых обстоятельствах".