08.08.2007 | 12:09

Автор нежных дымчатых рассказов

Сегодня – восемьдесят лет со дня рождения писателя Юрия Казакова. Сначала он увлекался музыкой, окончил Гнесинское училище по классу контрабаса и даже работал в оркестре Театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. Музыка не была забыта и тогда, когда главным занятием для Казакова стала литература. Его проза была удивительно музыкальна. "На полустанке", "По дороге", "Запах хлеба", "Осень в дубовых лесах" – сами названия книг Юрия Казакова говорят о чувствах писателя. Евтушенко назвал его "автором нежных дымчатых рассказов". Рассказывают "Новости культуры".

Один из первых своих рассказов молодой писатель Юрий Казаков принес в журнал "Новый мир". Сегодня здесь висит его портрет, а главный редактор Андрей Василевский вручает премию имени Казакова автору лучшего рассказа года. А пятьдесят лет назад в кабинете главного редактора развернулась довольно неприятная сцена, которая парадоксальным образом определила и писательскую карьеру Казакова, и, в каком-то смысле, саму его прозу. "Когда молодой Юрий Казаков принес в "Новый мир" свои рассказы, их читал Твардовский и отклонил их, отметив талантливость и наследование бунинских традиций. Тем не менее, рассказы были отклонены", – рассказывает главный редактор журнала "Новый мир" Андрей Василевский.

Все признавали талантливость человека, но его проза не вписывалась в литературный контекст того времени, который требовал напряженной социальности. Казаков писал психологические рассказы вне времени и советской действительности. Его главные темы – охота, природа, Крайний Север – там он бывал сам и брал с собой друзей. Поэт Евгений Евтушенко и сегодня вспоминает об одном из таких походов. "Мы попали в самую настоящую трясину, и вот там были такие стихи:
Посреди онемевшей России,
Некренившихся из облаков
Мы с тобой пропадаем в трясине,
Юра, Юрочка Казаков...
Эта трясина была настоящая в лесу, но в ней была метафора той трясины, которая нас окружает – этой страшной, удушающей цензуры. И все-таки даже в такие тяжелые времена были люди, которые делали настоящую литературу", – вспоминает Евтушенко.