08.08.2007 | 14:08

На "Карте мира". 7 августа 2007 года

Архив выдающегося шведского режиссера Ингмара Бергмана, который скончался в конце июля, находится в критическом состоянии из-за нехватки средств. На оцифровку и поддержание архива в надлежащем виде правительство Швеции выделяет не более трети необходимых средств. Хранители говорят, что, например, ранние пометки режиссера оставлены на такой тонкой бумаге, что до нее по прошествии десятков лет страшно дотрагиваться. Сотрудники фонда, сберегающего наследие Бергмана, называют "международным скандалом" явную незаинтересованность шведских властей в изменении сложившейся ситуации. Оказать поддержку архиву вызвалась только семья медиамагната.

***
На Аллее славы в Голливуде открыли новую звезду с именем Мишель Пфайффер. Актриса шла к этой награде долго, и ее путь к Аллее славы не всегда был похож на красную ковровую дорожку. Ей сорок девять лет, она трижды номинировалась на "Оскар", не раз рисковала, кардинально меняя амплуа. Она могла не сниматься по несколько лет, отказываясь работать во второразрядных картинах. "Больше всего я благодарна маме. Она всегда воодушевляла меня, она научила меня тому, что человеческие возможности безграничны, и если верить в себя, можно достичь любых высот", – замечает Мишель Пфайффер.

Она начала сниматься в конце 70-х, и первые ее роли – смазливые блондинки в мыльных операх. Имя Пфайфер прогремело в Голливуде, когда она снялась в фильме "Лицо со шрамом", где главную роль играл Аль Пачино. Актриса всегда пробовала себя в разных жанрах – от мистического триллера "Иствикские ведьмы" до психологической драмы "Опасные связи". В этом году, после очередного, пятилетнего простоя она снялась в двух картинах – "Лак для волос" и "Звездная пыль".

***
В Гринвиче, в Национальном морском музее открылась выставка "Морской шик: романы моды с морем". Этот роман длится сто пятьдесят лет. Оказывается, первой одела своего сына в матроску королева Виктория, в 1846 году. "Она подумала, что маленький принц Альберт будет очень трогательно смотреться в костюмчике морского офицера, и заказала его флотским портным", – рассказывает куратор выставки Эми Миллер.

В высшем обществе дизайнерские эксперименты королевы нашли очень удачными, и вскоре многие дворянские дети с удовольствием стали носить матроски. Первым кутюрье в ХХ веке, который вспомнил об униформе морских офицеров, был Ив Сен-Лоран. В музее детский костюмчик принца выставлен рядом с матросками от Шанель, Гальяно, Дольче-Габбана и знаменитой пиратской коллекцией Вивьен Вествуд 1981 года.