25.10.2012 | 13:09

Персональная выставка Марка Куинна: впервые в России

Мультимедиа Арт Музей представляет первую в России персональную выставку Марка Куинна, представителя объединения «Молодые британские художники», того, что оформилось в начале 90 годов  и своей популярностью затмило всех прочих. За многими, Демиеном Херстом, например, закрепилась приставка «скандально известный», а потом и «дорогостоящий». Пометка «статусный» тоже подходит Марку Куинну. Его гигантская скульптура беременной Элиссон Лаппер, художницы, рожденной без рук, была символом последних Параолимпийских игр. С более широким контекстом его творчества, представленным на выставке в Москве, познакомились «Новости культуры».

Целая голова вина – скульптура «Летучий дух» - автопортрет художника Марка Куинна - не мрамор, не бронза, а красное вино, хранится в силиконовом масле, в специальной витрине-рефрижераторе, при температуре минус 17.

Хрупкое человеческое – на эту тему Марку Куинну есть что сказать. В 91 году он начал свой путь в искусстве с автопортрета из собственной замороженной крови. О том, что купленная Саатчи голова Куинна растаяла, сплетничали не меньше, чем о протухшей акуле Херста. «Летучий дух» - скульптура не менее откровенная.

«Марк Куинн таким образом попрощался с тем, что губит его, - объясняет арт-директор Мультимедиа Арт Музея Ольга Свиблова.

Ольга Свиблова мечтала привезти Марка Куинна в Москву с тех пор, как три года назад увидела выставку его работ в Гранд Пале на ярмарке современного искусства FIAC. Вместе они придумали московскую ретроспективу: «Большое колесо продолжает вращаться» - все темы и способы работы Марка Куинна на ней представлены. Есть здесь и столь же известная, как голова из крови – Кейт Мосс в рискованной асане.

«Ее поза – это не шутка, тело Кейт Мосс в таком виде все равно, что пазл или кубик рубика - не конкретный человек, а коллективное бессознательное - наш сон об идеальном теле и его возможностях», - говорит художник Марк Куинн (Великобритания).

Кейт Мосс Марка Куинна - попытка современного человека выйти за пределы тела – выставлена в говорящей близости с памятником тушке кролика – жертве киберинженерии, клонирования и индустрии массового питания. Другой источник вдохновения Марка Куинна - мясо. О своем цикле «Живопись плоти» он пишет: «Есть в этом что-то и от Рембрнадта, и от Фрэнсиса Бэкона, но только, как если бы их разорвало снарядом. И красиво и страшно». Столь же смешанное чувство вызывает и композиция из самолетов в момент столкновения.

Марк Куин отождествляет себя с героями лондонских беспорядков – молодыми людьми в капюшонах. Так выглядит современный Гамлет. Он пишет и ваяет цветы – в основном орхидеи – создания не только естественного, но и искусственного отбора. Производя свои гигантские скульптуры, использует технологи три-де сканирования и отливки – сравнивает их с генетическим кодированием и естественным воспроизводством. А еще пишет «тондо» – круг, в который художники Возрождения помещали Богоматерь с младенцем, а буддисты – модель вселенной – Куинн превращает в портрет сетчатки глаза. Именно здесь мир встречается с сознанием человека. Здесь проходит граница внутреннего и внешнего, личного и коллективного, и здесь Марк Куинн находит свой парадокс.

«Сканируя наши зрачки, новейшие системы идентификации преобразуют фигуративное в абстрактное для того, чтобы с максимальной точностью определить личность, - говорит Марк Куинн.

На сетчатку глаза Марк Куинн наносит карту мира. Он следит за тем, как продолжает свое вращение Большое колесо.