27.08.2007 | 12:47

О коллекции живописи Ново-Иерусалимского музея

Историко-архитектурный и художественный музей в Новом Иерусалиме знаменит своими уникальными экспонатами по истории, краеведению и этнографии. Однако самое удивительное заключается в том, что в музее собрана прекрасная коллекция работ современных художников. Рассказывают "Новости культуры".

Тридцать лет назад еще не было куполов Ново-Иерусалимского музея, зато был краеведческий музей с огромной коллекцией валенок, шкатулок и чучел животных. Так было до тех пор, пока из Москвы не приехали три искусствоведа. Пользуясь небольшой удаленностью от Москвы, они решили собрать коллекцию подпольного искусства. "Однако для этого надо было преодолеть первый шок", – говорит одна из тех трех пионеров Людмила Денисова. "Искусствоведу после университета там, казалось, сложно было найти какое-то применение. Мне лично досталась коллекция федоскинских шкатулок – душа у меня к ним не очень лежала", – признается Людмила.

После описи шкатулок она решила заняться тем, к чему душа лежала – то есть почти подпольным искусством. Художники, работы которых решили собирать в музее, не участвовали в известной Бульдозерной выставке, не собирали пятнадцать тысяч зрителей в парке в Измайлово. Они просто работали, а музейщики открывали их работы. Например, Владимира Вейсберга. "Мы были первым музеем на пространстве Советского Союза, который приобрел работы этого художника. Было понятно, что это далеко от социалистической реальности, что это что-то другое", – рассказывает Людмила Денисова.

Другим художником из "возмутителей спокойствия" был Николай Андронов. "Все попытки выставить эти работы – в частности, Автопортрет с тараканом, – они вызвали бурю протестов официальных", – продолжает хранитель живописи музея "Новый Иерусалим". Вскоре в Новом Иерусалиме начали собирать живопись 20-х годов: Фалька, Волкова, сына Шехтеля – Жигунова. Их уже не было в живых, и картины покупались у вдов. Многих из них пятьсот рублей, которые музей платил за картины, буквально спасали. Людмила Денисова говорит, что ошибок за те тридцать лет, что существует музей, почти не было. "Наша коллекция всегда отличается тем, что она была немножко официальной. Она была такой и в советские годы, не определяет генеральной линии и в наше время", – замечает Людмила Денисова.

Времена меняются, а помимо генеральной линии, существуют и другие, не менее интересные. Уже никого не удивляет, что на территории восстановленного монастыря живопись всего ХХ и XXI веков заменила валенки и шкатулки.