29.08.2007 | 12:19

"Женский скульптор" Николай Никогосян

Сегодня исполняется десять лет со дня подписания договора "О дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Российской Федерацией и Республикой Армения". На самом деле, тесные связи русской и армянской культур имеют многовековую историю. Жизнь и творчество Народного художника СССР Николая Никогосяна может послужить одним из примеров этой духовной близости. Рассказывают "Новости культуры".

В свои восемьдесят девять лет Николай Багратович Никогосян старается успеть сделать то, что еще не успел. К примеру, нужно закончить работу над Параджановым. Каждое утро он занимается своеобразной зарядкой: пишет автопортреты, чтобы размять руку. Если бы Никогосян стал артистом балета, как мечтал в юности, вероятно, он делал бы с утра другую разминку. Однако танцором он не стал. Однажды отец увидел его выступление в "Фаусте", и был категоричен в своей оценке. "Я танцевал Черта. У меня хвост, в голове два рога, мазаный весь в черное. Я выхожу в сцену, стараюсь, чтобы папа меня видел. Он встал, плюнул и ушел. Сказал: "Или ты мой сын, или ты уходишь из дома"", – вспоминает народный художник СССР.

Никогосян поехал в Ленинград без денег, языка и крыши над головой. Он поступил в Академию художеств. Творческий взлет скульптора пришелся на послевоенное время. Он по праву может гордиться своими скульптурами у высотки на Садовой площади. Многие считают его певцом соцреализма, но это не совсем так. Он всегда тяготел поэтическому стилю авангардных течений начала ХХ века. Поэтому неслучайно более всего его вдохновляли образы поэтов, ученых и музыкантов. Не всегда его произведения были одобрены. Многие проекты получали высокие оценки, но конкурсов по разным причинам не выигрывали. Так было, к примеру, с памятниками Маяковскому, Лермонтову и Гагарину. Сегодня мастер считает, что главное для каждого художника – иметь свою святую тему. Для Никогосяна это Комитас. "Я не могу представить армянина, который не боготворит Комитаса. Я был мальчиком, когда его привезли в Армению похоронить. Я впервые видел его оригинальное лицо. Для меня это святой", – признается Николай Никогосян.

Кроме того, мастер нередко называет себя "женским скульптором" и "женским художником". Ведь образы армянской и русской земель – женские. Армянская – согбенная старуха, воплощение древности и мудрости, а русская – пышнотелая, соблазнительная, желанная. Скоро будет достроен выставочный зал мастера. Тогда можно будет увидеть все разнообразие произведений художника.

Читайте также:
Армения - Россия: дружба и сотрудничество