26.04.2012 | 10:47

Пианист Николай Луганский отмечает 40-летие

Его называют одним из самых «романтических героев» современной фортепианной игры. Поклонники стараются не пропускать концерты, считая их чудом сотворения музыки. Николай Луганский не просто великолепный виртуоз, главное в его игре - изысканность вкуса и стилистическая безупречность. Сегодня музыкант принимает поздравления с сорокалетием. Рассказывают «Новости культуры».

Еще раз к вопросу о физиках и лириках. Встречаться с журналистами Николай Луганский предпочитает не вблизи рояля, а во дворе физического института, основанного в 30-е годы академиком Капицей, где до сей поры живут физики.

«Лет с 12 живу здесь, – рассказывает Николай Луганский. – Когда папа стал заместителем директора, ему предложили поселиться в этом доме, здесь квартира пустовала. Когда-то здесь лет за 15 до того жил академик Ландау. И теперь мои родители здесь живут».

Пойти по стопам родителей Николай никогда и не думал. Признается, не было способностей. По физике была, конечно, пятерка. Но натянутая. Зато на музыкальном поприще Луганский заявил о себе очень рано.

Застать Николая Луганского в Москве весьма сложно. Он постоянно на гастролях. В юбилей играет в Цюрихе 3-й концерт Рахманинова. Мой любимый, говорит пианист.

Луганский не устает играть снова и снова сверх популярные и любимые публикой произведения. От того, что их часто играют, считает Николай, они хуже не становятся. К выбору репертуара музыкант относится очень серьезно. Именно поэтому в его программах уже давно не звучит музыка Баха.

«Бах – не начало классической музыки, которая звучит в ушах обычного слушателя. Это завершающий этап совершено другой – средневековой, ренессансной музыки, – считает Луганский. – Это другая музыка, в том числе и техника. Немыслимой сложности задача играть в один вечер и Баха, и любую другую музыку, включая Моцарта и Бетховена, не говоря о Шопене, Рахманинове».

Николай Луганский – человек очень гармоничный, потому организованный. Иначе не успевал бы так много. Регулярно играет в ансамбле. Его постоянные партнеры – пианист Вадим Руденко, скрипач Вадим Репин, виолончелист Александр Князев. Успевает следить за литературными новинками, но верен Пушкину.

«Может быть, смешно прозвучит, самое серьезное откровение за последние годы из того, что перечитывал, была «Сказка о рыбаке и рыбке», – признается пианист. – Такого космоса не только о семейной жизни, а вообще о русской жизни, трудно представить».

В свободное время Николай может и легкую музыку поиграть, и не расстается с шахматами. Кстати, именно с шахмат началась его дружба с Князевым. Теперь, шутит виолончелист, это единственный отягощающий момент в наших отношениях.

«Коля всегда играл сильнее, чем я, – говорит Александр Князев. – Но я оказывал ему сопротивление 10 лет назад. За эти 10 лет Коля – прогрессирует, а я у меня явное диминуэндо».

Любит Луганский и теннис, и бадминтон и плаванье. Его заплыв в океане на испанском побережье попал в газетную хронику.

«Его безумно далеко отнесло уже в океан, а выкарабкаться он не мог абсолютно, причем никто ничего сделать не мог, – рассказывает пианист Вадим Руденко. – Вертолет выслали, спасатели спустились, вытащили плавающего, уже изнемогающего полностью Луганского, обледеневшего практически».

Сколько еще поводов и каких даст Николай Луганский журналистам говорить о себе, предположить невозможно. 40 лет для музыканта – не возраст, и, как известно, именно в этом возрасте все еще только начинается.

Читайте также:

Николай Луганский: "У меня есть две жизни"