02.09.2007 | 13:52

Музеи орловской земли

Полувековой юбилей отмечает в этом году орловский Музей изобразительных искусств. В будущем году в Орле отметит свое 90-летие и Литературный музей Ивана Тургенева. Хранят и собирают раритеты в этих старейших музеях страны подлинные энтузиасты. О скромных тружениках музейного фронта рассказывают "Новости культуры".

Дворянка – площадка над обрывом, внизу течет река Орлик. Именно этот пейзаж описал Тургенев в романе "Дворянское гнездо". Большая литература в Орле стала частью городского сленга. На город с населением всего 400 тысяч жителей приходится шесть литературных музеев. Самый старый музей в городе – Музей Тургенева. Каждое утро первым из научных сотрудников туда приходит Евгений Васильевич Проц и совершает привычный ритуал. Инструкция предписывает проверить, что за ночь ничего не пропало. Однако истинную цель утреннего обхода Евгений Проц объясняет несколько иначе: "Просто ощутить вновь музей – то есть возвращение По идее, каждое утро – это возвращение"

В Орловский музей изобразительных искусств каждое утро, вот уже 48 лет подряд возвращается Ирма Борисова. Она заведует отделом народного искусства. Все вещи разыскала сама в поездках по деревням. Предугадать результат такой экспедиции невозможно, заверяет Ирма Борисова. Иногда она приезжает в знакомое место и не узнает его: все дома стоят пустые.

"Мы ведь до конца все равно не можем постичь ни человека, ни художника Тургенева. Это наше представление, порой очень субъективное. Но это очень важно. Это настолько интересно, что порой думаешь, чем бы еще заняться? А зачем, собственно говоря?"– говорит Евгений Проц. Ирма Борисова свою профессию тоже ни на какую другую сменить не хотела бы

В дом, который находится за сто километров от Орла, Ирма приезжает регулярно. Успеть описать то, что исчезает – вот ее главная задача. Ирма Борисова составляет каталоги и пишет биографии народных мастеров. Евгений Проц говорит о посетителе музея: "Он должен спорить со мной, негодовать порой на меня, но он должен жить – вот что важно для настоящего музейного общения".

Проблема общения стоит и перед Ирмой. Ей пришлось учиться вести себя в деревне. "Вот войдешь в деревню, увидишь там первую попавшуюся бабушку. Она так протяжно тебе в зрачки смотрит – не то, что с недоверием, а какая-то у нее настороженность. Этот взгляд ее выдерживаешь. Она что-то такое усмотрит у тебя в зрачках, в глубине, решит, что тебе можно доверять", – рассказывает Ирма Борисова.

Разными путями, но к одному и тому же. Ирма Борисова в музее работает с юности. Евгений Проц был и режиссером, и сторожем, сменил несколько городов. Надолго задержался только в музее. "Главное, как ты это видишь, и как ты это чувствуешь. Если не чувствуешь, то надо уходить и более не возвращаться. Я пока чувствую. Вот когда пойму, что я уже ничего не чувствую, то я соберу свою торбочку и отправлюсь дальше", – заверяет Евгений Проц. Пока они оба остаются. На вопрос почему они работают именно в музее, предпочитают отшучиваться. Говорят только, что точно не ради денег.