06.09.2007 | 19:41

Бриллиантовый дирижер Евгений Светланов

"Бриллиантовый дирижер", "последний романтик ХХ века" – это лишь малая часть восторженных эпитетов, которыми награждали Евгения Светланова. Его имя носит коллектив, который маэстро возглавлял три десятилетия, а также концертный зал столичного Дома музыки. Сегодня исполнилось 79 лет со дня рождения маэстро. Рассказывают "Новости культуры".

Евгений Светланов умел восхищать и удивлять неожиданными решениями, неординарными затеями и поступками. Много споров в свое время вызвала его идея пригласить в Большой театр на роль Звездочета в "Золотом петушке" рок-певца Александра Градского. Эксперимент удался. Постановку принимали восторженно. Десять лет спустя Светланов и Градский осуществили вместе еще один проект – Шлягеры уходящего века. Популярные мелодии мировой эстрады. Оказывается, Светланов любил и такую музыку. "Это все-таки звучит "эстрадизировано" в оригинале. Он это "классицизировал", если можно так сказать. Он привнес в эстрадную форму элемент тонкости и вкуса, которая отсутствует. Он это обожествил", – считает народный артист России Александр Градский.

Каждый концерт Светланова был уникальным, каждый раз он превращался в отдельную историю. К сожалению, последние истории были с оттенком грусти. Максим Федотов играл с Евгением Светлановым в Германии, когда отношения маэстро с его оркестром были накалены. "Когда мы вышли на сцену, даже те музыканты, которые были в официальной конфронтации – вся обстановка вокруг, недоброжелательность или накал, – все тут же забылось. Все оказались под воздействием гипноза его личности", – рассказывает народный артист России Максим Федотов. Вскоре после того концерта пути маэстро и его оркестра разошлись. Евгений Светланов оставался в Европе, изредка выступая с разными оркестрами. Он уже плохо себя чувствовал. Приглашение из Москвы от Российского национального оркестра он принял. Для всех его приезд был большим событием. Очевидцы помнят мельчайшие подробности.

"Он очень плохо себя чувствовал. Эти дрожащие руки, колени, он плохо говорил, медленно, одышка была сильная. Как только он зашел на сцену, к пульту, произошло преображение. Дрожащие руки превратились в плавные движения и его необыкновенно длинные фразы, которые он показывал", – вспоминает руководитель концертного отдела Российского национального оркестра Элина Фролкова. Два концерта с РНО, две программы – Брамс и Вагнер, а впечатления остались на всю жизнь.

Все материалы о Евгении Светланове>>>