08.09.2007 | 12:49

Крестьянский мир в русской живописи

Третьяковская галерея открывает выставку, посвященную одной из самых важных тем в русской художественной культуре: "Крестьянский мир в русской живописи". Первоначально выставку планировалось провести в самой Третьяковке, но из-за недостатка площадей она все время откладывалась. В Государственном музее-заповеднике "Царицыно" таких проблем нет. Шестьдесят картин и тринадцать икон конца XVIII начала XX века представлены в Хлебном доме. Рассказывают "Новости культуры".

На открытии выставки играл фольклорный ансамбль из Гнесинки. В XVIII веке русские художники ориентировались на европейское искусство, а на Западе крестьянский жанр существовал как пасторальный и идиллический. "Жанр, в котором создавалась гармония мира, несмотря на то, что в социальной действительности эта гармония была нарушена. У нас есть отдельный зал, посвященный этой пасторальной теме", – замечает куратор выставки Светлана Степанова.

Лишь во второй половине XIX века русские художники стали обращать внимание на социальные проблемы крестьянской жизни. Особенно эта тема волновала передвижников. Однако выставка получилась более камерная. Она показывает домашний быт и обычаи крестьян, церковные праздники. В экспозиции нет монументальных полотен. Представлены произведения Венецианова, Саврасова, Тропинина, а кроме того, полотна художников "второго плана", которые всю жизнь обращались к крестьянской теме, создавали народные образы, подчеркивая их достоинство.

На выставке представлены и иконы, без которых в XIX веке нельзя было представить ни одной крестьянской избы. Чаще всего в красном углу висели образы Спасителя, Николы, Ильи Пророка, Параскевы Пятницы или святого покровителя дома. "Они сохраняют общие черты традиций иконографии, но, между тем, хранят удивительное обаяние непосредственности, простодушного отношения иконописцев к сакральным образам, которые они создавали", – продолжает Светлана Степанова. Завершает выставку эскиз к картине Малявина "Вихрь", в котором художник передал силу духа и бесконечную жизнерадостность крестьян.