08.09.2007 | 14:33

Последнее интервью Марка Вайля

В ночь с четверга на пятницу в Ташкенте погиб Марк Вайль, создатель легендарного театра "Ильхом". За несколько дней до трагедии режиссер встретился с корреспондентом "Новостей культуры". Минувшим вечером состоялась премьера "Орестеи", над постановкой которой Марк Вайль работал целый год. Как оказалось, это было последнее в его жизни интервью.

Он был в Москве проездом из Бостона в Ташкент. Московский день Марка Вайля был расписан по минутам, и все же он нашел возможность выделить полчаса, чтобы рассказать о новом спектакле, о своем театре, об искусстве. "Вопрос стоит так: нужно ли обществу искусство? Обществу искусство нужно, потому что это единственная, до сих пор существующая живая энергия, которая, в общем, отражает какие-то подсознательные моменты человека, которая приближает человека не к прямым сюжетам. Хотя искусство часто опускается до этих прямых сюжетов, не до иллюстрации. Просто залезает в наши внутренние миры, в наши сны, в наши фантазии – порой зажатые, скрываемые. В частности, спектакль, которым мы сейчас занимаемся, он об этом очень скрытом подсознании, которое в один прекрасный день взрывается и появляется. Поэтому мне кажется, что до тех пор, пока само искусство находит, для чего оно взрывает это мышление, это состояние, эту энергию оно оказывается нужным", – говорил Марк Вайль.

"Жизнь каждого из нас связана с собственной историей, с историей собственной страны, семьи, близкого окружения. Испытания, выпавшие на долю нашей страны, канувшей в лету большой Родины, то пространство жизни последние пятнадцать лет – разве оно не сравнимо с пространством событий "Орестеи"?" Именно этот вопрос задавал себе Марк Вайль, когда задумал ставить пьесу Эсхила, в которой во главе угла стоят споры о судьбе и праве личного выбора.

"Это же сумасшедшая история. Сегодняшняя новая драматургия – кажется шокирующей, кажется черной. Да, простите, чернее, чем "Орестея", страшнее, чем "Орестея". И выясняется, что эти страшные истории нужны, чтобы вывернуть человека. Другое дело, что не эксплуатируется чернота, не эксплуатируется страшнота. То есть, понятно, как человек доходит до этой бездны, как доходит до этой черной дыры, и поэтому для нас это очень современный сюжет", – отмечал Марк Вайль. В этом спектакле соединены слово, игра, рок-музыка, мультимедиа. "Орестея" Вайля – это игра со зрителем в понятные игры, но игра в многомерном эсхиловском пространстве – в триединстве времени, места, действия.

"У нас зритель решает, виновен Орест или нет. То есть суд Афины перешагнул в зрительный зал. Мы просто роздали им камни и предложили им бросить в корзину, и пусть они сами решат. Настоящие камни, лежат на зрительских стульях. Когда заходят на вторую часть зрители, они сначала обескуражены, но потом им становится понятно, что они должны решить судьбу главного героя – этого мальчика, который, еще раз вам говорю, для нас был не Гамлетом. Это действительно был подросток, на котором все сыграли – от массмедиа до его родителей и, наконец, горожан города, которые хотели крови. Они хотели, чтобы он это сделал", – пояснял Марк Вайль.

Весной было сыграно восемь аванпремьер "Орестеи". Те, кому удалось это увидеть, были единодушны в суждениях: грандиозно, талантливо. На 7 сентября, была назначена официальная премьера. Она состоялась. В память о Марке Вайле.

Читайте также:
Не стало Марка Вайля