10.09.2007 | 19:41

Фантазии Тонино Гуэрры

Для себя он начал писать еще в нацистском концлагере, а после освобождения стал писать для всего человечества – точнее, для ценителей хорошего кино. Со сценариями Тонино Гуэрры работали Дамиано Дамиани, Микеланджело Антониони, Федерико Феллини и Андрей Тарковский. На стенах Тонино развешивает керамические таблички с философскими изречениями, которые собирает всю жизнь. Он женат на русской и очень любит русскую культуру. Недавний визит в Ясную Поляну стал для Тонино Гуэрры источником вдохновения. Рассказывают "Новости культуры".

С первой же минуты пресс-конференции Тонино Гуэрра оказался в плотном кольце журналистов. Каждый пытался задать ему вопрос, а он искал в толпе жену. Лора Гуэрра, в девичестве Яблочкина, – это его личный агент и переводчик. "Сейчас вы оцените мою необразованность. Я уже тридцать лет регулярно бываю в России, но так и не выучился говорить по-русски", – признается Тонино Гуэрра. На этот раз в Москве он представляет свою выставку "Фонари Толстого". Русский классик вдохновил итальянского маэстро на создание довольно причудливых форм. "Я, конечно, восхищаюсь Толстым В 84 года сбежать от жены – это да", – замечает Гуэрра.

Так стартовала фантазия Гуэрры. Фонарь он увидел год назад в Ясной Поляне и подумал, что, возможно, под его светом в свое последнее путешествие отправился Толстой, и придумал продолжение. "Я бы хотел, чтобы эти фонари поставили на плоты и пустили плыть по воде. Было бы здорово сделать это у стен Новодевичьего монастыря", – полагает Гуэрра.

Он уже давно обрел статус легенды кино. Вопрос о современном состоянии кинематографа – единственный, который заставил маэстро погрустнеть. "Я работал с великими режиссерами, а сейчас наше кино как будто состарилось. Те же привычные пейзажи. Актеры заняты какими-то мелочами. Последнее время мне гораздо больше нравится восточное кино. Там в каждом жесте актеров есть какая-то магия, недосказанность", – признается Тонино Гуэрра. Недосказанность – любимый прием и самого Гуэрры. Так он писал сценарии для Феллини, Тарковского, Антониони.