27.04.2012 | 09:33

На фестивале Мстислава Ростроповича выступил оркестр Национальной академии Санта Чечилия

На фестивале Мстислава Ростроповича с сольной программой выступил хедлайнер - оркестр Национальной академии Санта Чечилии. Публика приветствовала итальянцев стоя. Оркестр покинул сцену под стройные раскатистые аплодисменты, отыграв два биса. "Пора спасть", сложив руки, показал публике дирижер Антонио Паппано.

Этой весной Москва получила сразу несколько музыкальных потрясений. Сначала выступление Чечилии Бартоли, бронебойно-интеллектуального меццо-сопрано, ее ждали в течение нескольких лет. Владимир Юровский привез своих подопечных - Лондонский филармонический оркестр. Спустя пару недель высадился заокеанский десант - оркестр "большой пятерки" Чикагский симфонический, поразивший публику аристократизмом звучания.

Оркестр Национальной академии Санта Чечилии - один из самых высококлассных итальянских коллективов. Формально его история началась в 1908 году, но музыкальная традиция, к которой принадлежит этот оркестр, насчитывает несколько веков.

Конгрегация музыкантов Санта-Чечилия была создана в Риме в XVI веке, с ней связаны такие имена Монтеверди, Скарлатти, Керубини, Россини, Пуччини. Теперь объединение, в которое входит академия, консерватория, симфонический оркестр и библиотека, называется Национальная академия Санта-Чечилия и является мировым музыкальным брендом.

Некоторые опасения вызывало то, что итальянцам предстоит выступать в Колонном зале Дома Союзов. Это довольно сложное с точки зрения акустики место, тем более, что речь идет об итальянском оркестре, главным принципом звучания которого является не симфоническая мощь, а выделка. Но традиционно удвоенная скрипичная секция и сложная рассадка музыкантов, во-первых, позволили звуку не биться о гранит, сухо угасая, во-вторых, создали эффект улья, превратив звучание в очень плотное и концентрированное.

В первом отделении итальянцы сыграли Симфонию No. 4 Шумана так, словно это было завершение программы - с остервенелой вдохновенностью, ярко и размашисто, но по-итальянски лирично.

Не обошлось без приключений, когда одной из первых скрипок прямо во время игры понадобилась замена инструмента. Спустя несколько секунд, без лишней суеты оркестранту передали другой инструмент. Благодаря этой внештатной ситуации, да и в целом оркестр, музыканты которого переглядывались и беспрестанно обменивались улыбками, создавал впечатление итальянской famiglia (ит. семья) - коммьюнити, объединенного не только узами родства, но и разделяющего одинаковые ценности.

После антракта анонимный голос, находясь, видимо, под большим впечатлением от первой части вечера, совершенно справедливо назвал дирижера Антонио Паппано сэром. Рыцарский титул английский музыкант с итальянскими корнями получил совсем недавно - зимой.

Вторая часть программы полностью состояла из эффектных симфонических номеров итальянского оперного репертуара: увертюра Россини к "Вильгельму Теллю", увертюра Верди к "Аиде" и напоследок "Танец часов" из оперы "Джоконда" Понкьелли.

Подобные программы московские оперные театры обычно предлагают публике в предновогодние дни, отыгрывая увертюры, как цирковые номера, - бодро, оптимистично и с одинаково радостным для всех произведений настроением. В этом смысле итальянцы дали мастер-класс, основная идея которого очень проста, но трудно исполнима - увертюры должны быть сыграны так, словно за каждой из них последует опера целиком. Публика это отношение оценила, вскочив со своих мест даже раньше, чем на выступлении именитого Чикагского симфонического оркестра. Итальянцев бисировали стоя и стойко, получив в ответ еще два полноценных номера - Дивертисмент из 8 сцены премьерного акта оперы "Вильгельм Телль" и интермеццо из "Манон Леско".