16.09.2007 | 14:23

Магия Марии Каллас

Своим магическим голосом Мария Каллас перевернула оперную традицию. Она обладала прекрасным лирическим сопрано и талантом драматической актрисы. Блистала в операх "Норма", "Мадам Баттерфляй", "Аида", "Тоска". Она ушла из жизни 16 сентября, тридцать лет назад. В память о великой оперной певице маленькая улочка аристократического Шестнадцатого округа Парижа носит имя Марии Каллас. Рассказывают "Новости культуры".

Мария Каллас – певица на все времена. Сколько бы оперных див ни появлялось, она оставалась вне всяких сравнений и сопоставлений. "Я пытался вспомнить, кого называли второй Марией Каллас, кого сравнивали с ней, и не смог. Обычно все сравнения – от противного: "Ну, это не Мария Каллас". Не всякий голос с трещинкой – это голос Марии Каллас", – замечает музыкальный критик Дмитрий Абаулин. Специалисты находили в ее голосе изъян, многие не считали ее красавицей, но ей выпала особая миссия в оперном искусстве: "После нее стало невозможно петь, как раньше", – продолжает Дмитрий Абаулин. "Каллас, конечно, актриса. Недаром она снялась в фильме Пазолини", – говорит художественный руководитель Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко Александр Титель. Каллас снялась в драматической роли. Медею она сыграла и на оперной сцене, и в кино.

Жизненные перипетии Марии Каллас были у всех на слуху. "Это один из первых примеров сильной публичности. Ее жизнь была разрекламирована – все споры, скандалы, деньги, мужчины", – добавляет Александр Титель. "Она рассказала мне историю ее любви с Онасисом. Она его, действительно, безумно любила, а когда любишь мужчину, хочешь ему нравиться, и она решила похудеть. Не только для Онасиса, но и для сцены. В это время она готовила партию Виолетты. Она спела Виолетту, и она действительно была похожа на умирающую женщину. И она стала терять голос, но не от того, что похудела, а от того, что начался разлад с Онасисом", – рассказывает народная артистка СССР Елена Образцова.

Аудиозаписей Марии Каллас, при том, что она мало записывалась на студиях, существует огромное количество. "Как в случае с Кеннеди найдены все фотографы, найдены все самые любительские записи – с карманных магнитофонов, со всех немыслимых театров, где суфлер слышен громче оркестра", – замечает критик Дмитрий Абаулин. Многие из этих записей вычищены и выпущены на достойных студиях. Тогда и появился термин "официальная пиратская запись". Даже коммерческие законы рынка спасовали перед великим искусством Марии Каллас.

Читайте также:
"Абсолютная Мария Каллас" - мировая премьера