27.04.2012 | 10:36

Советский агитационный и тематический фарфор представлен на выставке "История под глазурью"

«История под глазурью» - такое название получила новая выставка в Музее современной истории России. Посетители увидят, как революционная романтика переплавлялась в кипящем котле художественного творчества, и как изысканный фарфор стал служить задачам агитации и пропаганды. Рассказывают «Новости культуры».

То, что из посуды можно извлекать не только еду, но и кое-что посерьезнее, понял еще Петр Первый, при котором и возникло в России фарфоровое производство. Уже тогда фарфор стал инструментом государственной идеологии. С той лишь разницей, что в ходу была монархическая символика, а после революции стали штамповать изделия с большевистскими символами. Причем поначалу на царских чашках. Вот эти с портретами Ленина были выпущены еще при Николае Втором, о чем говорит вензель императора на оборотной стороне.

«В самом начале предполагалось, что они вот будут продаваться, и люди будут есть с тарелки «Борьба родит героев» и думать: «Да, борьба родит героев…» Но сразу стало понятно, что это утопия», – хранитель коллекции керамики и стекла государственного центрального музея современной истории России Наталья Карлюченко.

Невозможно было представить, что какая-нибудь посудомойщица грязной тряпкой будет стирать с лица вождя следы от трапезы. Эти тарелки часто выпущенные в одном единственном экземпляре, никогда не были посудой. Они всегда были тем же, что и передовицы газеты «Правда» – средством лакировки истории. Причем, иногда – лакировки в буквальном смысле. Здесь на всех чашках портреты членов ставки верховного главнокомандующего с эпизодами битвы под Сталинградом. Маршала Жукова, к тому времени впавшего в немилость, художник не изобразил.

«Зато изобразил Берию, Кагановича, а потом началась оттепель, Берия, Каганович стали персонами нон грата, – рассказывает Наталья Карлюченко. – Тогда эти чашки попали в спецхран, и вы видите здесь эти портреты, от них не осталось и следа».

Портреты вождей часто брали прямо из газет, да и сам агитфарфор был своеобразным средством массовой информации. Реагировали на актуальную повестку дня: полет Гагарина в космос, встреча Брежнева с французским президентом Жискаром д’Эстеном. Классиком жанра была Наталья Данько. Она создала более 400 произведений, многие из которых считаются шедеврами, несмотря на идеологический заказ.

«Ей поручали заказы, так как она была главный скульптор огромного масштаба и значения, на политическую тему, на подарки, вещи, связанные с юбилеями вождей, маршалов советского союза, – рассказывает искусствовед, коллекционер Владимир Левшенков. – В 41-м году она сделала в память к столетию со дня смерти Лермонтова прекрасную вазу «Демон», последнюю свою работу».

Считается, что креативный период советской фарфоровой промышленности закончился в 25-м году. Начиная с этого времени агитфарфор начал превращаться в банальную пропаганду. Разница между этими понятиями такая же тонкая и неуловимая, как разница между этой покрытой сусальным золотом посмертной маской комиссара печати Моисея Володарского, убитого в 18-м году эсерами, и тщательно отретушированными портретами советских вождей.