24.09.2007 | 19:49

Музыкальный критик Марина Борисова о музыке подлинной

В студии программы "Новости культуры" - музыкальный критик Марина Борисова.

- Современники великих композиторов прошлого слушали несколько иную музыку, чем слушаем мы?

- Они слушали не просто другую музыку, они слушали принципиально другую музыку. Это музыка игралась в других залах, на других инструментах, с другим строем, с другими физическими параметрами инструментов и в другой манере. Так что это было просто совсем другое лицо.

- Когда сегодня оркестр играет Баха на современных инструментах - получается, что это не оригинал, а копия?

- Но это даже не копия, потому что копия предполагает верность оригиналу – это римейк. Римейк, который стоит очень далеко от оригинала. И так делать не стоит, потому что искажается лицо музыки.

- В последние годы появилось немало оркестров аутентичной музыки. Может, было бы правильнее исполнять произведение на тех инструментах, для которых оно было написано?

- Да, несомненно. Конечно, здесь невозможно распорядиться в принудительном порядке и указать, чтобы всем играть на исторических инструментах. Но есть отдельные случаи. Допустим, Глен Гульд играет Баха не на историческом инструменте, но это гениально. Или Натан Мильштейн играет партиты Баха тоже не на историческом инструменте и в другой манере, но это гениально. Но, конечно, любую музыку лучше исполнять в соответствии с теми требованиями, в соответствии с которыми она была написана. И это будет правильно.

- Как вы считаете, с чем связан возрастающий интерес именно к оригинальному историческому звучанию? Ведь так было не всегда?

- Ну, на Западе это существует уже давно. И я не могу даже сказать, почему это возникло, наверное, кто-то залез в архивы и понял, что на самом деле написано то, о чем мы давно забыли. Арнонкур одним из первых на Западе начал изучать старинную музыку и учить людей правильно ее играть. Это стало нормой на Западе - любую музыку играть так, как она написана. А в России это произошло относительно недавно, и связано оно, видимо, все с тем же: надо любить подлинник, надо понимать подлинник, уважать подлинник. Вот, наверное, к этой мысли мы постепенно приходим, и отсюда возрастает интерес к этому.

С гостем программы беседовал Алексей Гамзов.