01.10.2007 | 17:34

Инна Соловьева об Олеге Ефремове

1 октября исполняется 80 лет со дня рождения Олега Ефремова. Об актере и режиссере в студии программы "Новости культуры" рассказывает театральный критик Инна Натановна Соловьева.

- В чем заключалась уникальность Ефремова-режиссера и Ефремова-актера?

- Я думаю, что особенность этого человека, его прелесть и даже его неповторимость, и уникальность заключались в том, что в чем-то он был абсолютно типичным человеком, типичным русским человеком в идеальном варианте его. Но только с недостатками, но это не имеет никакого значения, потому что русский человек без недостатков не бывает, он и не должен быть без них. Таких остается очень мало. В нем была типичность, которая уходит, поэтому так интересно и так важно его знать, помнить, любить, потому что только через любовь остается что-то в жизни.

- До последних дней Олег Николаевич живо интересовался тем, что происходит в современном театре, искал некий новый адекватный времени театральный язык. Он его нашел?

- Думаю, что – да. В той мере, в какой он его не искал. Я думаю, что его лучшие спектакли, а из поздних его спектаклей я выделила бы совершенно грандиозную сложную постановку, к сожалению, совершенно не сохранившуюся в репертуаре, - "Трех сестер" Чехова. Искал ли он там нового языка? – не знаю. Я думаю, что он, прежде всего, искал того языка, который точнее всего передаст его ощущение жизни, его тревоги о жизни, его память о жизни. Думаю, что он нашел свой язык, сохранив прежний.

- Чего Олег Николаевич категорически не принимал в театре? Каким Олег Николаевич был в личном общении?

- Он был разным в личном общении с разными людьми. Он был очень изменчивый и очень точно чувствовал своего партнера по сцене – это было его искусством, это было его принципом, потому что, прежде всего, ты разговариваешь с живым человеком на сцене. Точно так же он разговаривал с вами или со мной, в зависимости от того, как он вас воспринимал, в зависимости от того, что вам или ему было нужно в этом разговоре. По-моему, он был обольстительным всегда. Он был пленительный человек, он был необыкновенно прямой человек, но и в тоже время необыкновенно гибкий. Но вот от соединения прямоты с возможностью изменений составляло одно из очарований его как актера и, прежде всего, как живого в общении человека.