02.10.2007 | 15:43

Андрей Сарабьянов о творчестве Владимира Баранова-Россине.

В Государственном музее изобразительных искусств открывается масштабная выставка работ Владимира Баранова-Россине.

В студии программы "Новости культуры" - искусствовед Андрей Дмитриевич Сарабьянов.

- Художник-авангардист – слишком общее понятие. Все-таки, приверженцем каких направлений был Владимир Баранов-Россине?

- Я думаю, что назвать Баранова-Россине приверженцем какого-либо направления в русском авангарде – не возможно. Дело в том, что его уникальность как раз и состоит в том, что он был приверженцем многих направлений: он начинал как импрессионист, потом он увлекался фаризмом, после этого таким достаточно серьезным периодом его творчество было беспредметное искусство, то есть абстракция, а после этого он даже делал сюрреалистические вещи. То есть он прошел практически все стадии развития искусства, которые переживал русский авангард.

- Судьба этого художника, кажется, не менее удивительна, чем его работы… Например, как в его фамилии появилась приставка "Россине"?

- Совершенно верно, судьба была у него действительно удивительной. Потому что он был русским художником, но при этом большую часть своей жизни он находился вдали от России. Впервые он уехал во Францию где-то в середине 1900-х годов, потом в 1915 году он на несколько лет уехал в Норвегию, а в России он пробыл только с 1917 по 25 год. Это, правда, были годы очень бурной культурной жизни: в это время строилось новое искусство, расцветал авангард. И Баранов очень активно включился в эту жизнь. Он работал в ИЗО Наркомпроса, где занимался и выставочной деятельностью, и преподавательской деятельностью, он был замечательным педагогом. Но где-то в середине 1920-х годов он почувствовал, что атмосфера в искусстве складывается не в пользу авангарда. Тогда ему пришлось уехать из России, он уехал во Францию, и практически всю оставшуюся жизнь он прожил во Франции.

- Творчество Владимира Баранова для многих станет открытием. А почему один из ярких творцов русского авангарда на многие десятилетия оказался в забвении?

- Думаю, дело в том, что подавляющая часть его работ хранилась в семье. И практически его никто не знал как художника, он не участвовал и в выставках, и только в последние годы его работы появились на аукционах и обрели ценность, было несколько персональных выставок. И вот теперь он зазвучал во всей своей красоте.