02.10.2007 | 18:20

95 лет со дня рождения Льва Гумилева

Новатор во многих науках – истории, географии, востоковедении, философии. Накануне исполнилось 95 лет со дня рождения Льва Гумилева. Сын выдающихся поэтов – Николая Гумилева и Анны Ахматовой, автор 14 монографий и более 200 статей – признание получил только после смерти. Репортаж "Новостей культуры".

Татарский и казахский языки Лев Гумилев выучил в лагерях под Норильском. Две свои первые монографии "Хунну" и "Древние тюрки" написал под Карагандой и Омском. Четырнадцать лет тюрем и лагерей. Даже идея источника пассионарной энергии пришла ему в лефортовской камере.

Лев Гумилев вспоминал: "Сунули мне книжку Тимирязева "Жизнь растений". Гуманитарию откуда знать все эти вещи – фотосинтез… Я от нечего делать и прочитал. И узнал, что растения питаются энергией".

Сказать, что исследования Гумилева всегда противоречили догмам советской науки, значит ничего не сказать. Во взаимоотношениях Древней Руси и Великой Степи (в том числе и во время доминирования Золотой Орды) он видел сложный симбиоз, от которого выигрывали обе стороны. Великие переселения кочевых народов он объяснял колебаниями уровня Каспийского моря, то есть климатическими, а не социальными причинами. А развитие любого этноса он представлял как развитие энергетической системы. И все-таки его работы издавались. Все, кроме главной и самой радикальной – "Этногенез и биосфера земли".

Смелая теория Гумилева о том, что главную роль в развитии этносов играет пассионарность – биохимическая реакция на энергетические потоки из космоса, вызывала невероятный интерес – лекционные залы на его докладах всегда был переполнены.

Вячеслав Шупер, профессор РУДН, доктор географических наук, говорит: "Теория этногенеза еще и сегодня остается красивой гипотезой, на подтверждение которой мы очень надеемся, но ее нельзя считать доказанной научной теорией".
Даже последователи Льва Гумилева признают: чтобы развить его концепцию нужны исследователи соответствующего масштаба.

Читайте также:

Гумилеву посвящается

Большой Лев