28.04.2012 | 10:14

Конно-танцевальное шоу "Вива, Зорро!" в Большом Цирке на проспекте Вернадского

Его отличительный знак – буква «Z», которую он наносит поверженному врагу тремя быстрыми движениями рапирой. О смелом и отважном Зорро снято больше десятка лент. Он один из самых популярных персонажей в кинематографе. Тамерлан Нугзаров поместил героя в маске – отважного защитника обездоленных на цирковую арену. Конно-танцевальное шоу «Вива, Зорро!», в котором принимают участие 40 человек и 25 лошадей, стало кульминацией спектакля «Золотой калейдоскоп». Его премьера состоится сегодня, в Большом Цирке на проспекте Вернадского. Рассказывают «Новости культуры».

Конная пантомима снова на арене. Древнейший жанр циркового искусства возрожден. 25 жеребцов: русские верховые, два орловца, арабы, липициан – все, как один, красавцы, и все свободны. Умные животные выполняют трюки без всадника, по командам дрессировщика – понимают его с первого жеста.

«Самое главное – лошадей нельзя наказывать, – говорит Тамерлан Нузгаров. – Лошадь надо наказывать – вот, ударил вас, вот так. И в эту секунду можно наказать. Через пять секунд лошадь уже не знает, за что ее наказал».

Программу «Зорро» Тамерлан Нугзаров готовил всего четыре месяца. Правда, за плечами – 54 года цирковой жизни. Заниматься пришлось не только с лошадьми – с наездниками. Многие джигиты в цирке выступают впервые.

За это время из трюкачей они превратились в настоящих артистов.

Главный герой – Зорро, Тамерлан Нугзаров-младший, об этой роли мечтал несколько лет. Чтобы выйти на манеж, брал уроки фехтования. Два раза в день по четыре часа.

«У нас репетиторы из школы-студии МХАТ были, – рассказывает артист. – Приходилось это делать. И балетмейстеры были, которые, как говорится, воспитывали характер. То есть мы до сих пор еще занимаемся и до сих пор еще учимся».

Специально для этого представления Тамерлан Нугзаров-старший изобрел так называемый «мототрек на манеже», чтобы лошади скакали под одним углом.

Старинная легенда о Зорро, защищавшем простой народ – вторая часть программы «Золотой калейдоскоп». 40 минут сказки и 40 участников, головокружительные каскады и падения, конные сражения, трюки и зажигательные испанские танцы. Такого Большой московский цирк еще не видел.

«На моей памяти в этом цирке не было ни одной пантомимы, – говорит художественный руководитель БМЦ на проспекте Вернадского Леонид Костюк. – Не случалось такого. А здесь такая конно-цирковая, ну, можно сказать, и балетная. Такое смешение жанров пантомимы».

Премьера спектакля состоялась еще в прошлом году – в сентябре, в Твери. Спустя полгода он – на манеже самого большого стационарного цирка в мире. Говорят, конный жанр из циркового искусства потихоньку исчезает. Тамерлан Нугзаров утверждает обратное: особая красота цирка – лошади – не исчезнет никогда.