04.10.2007 | 13:53

Кремлевский интернационал Дзефирелли

В Государственном Кремлевском дворце – великая опера Руджеро Леонкавалло "Паяцы". Новая версия Франко Дзефирелли, который лично приехал в Москву, чтобы представить постановку. Это международный проект. Дирижер из Италии, оркестр российский, хор израильский, баритон из Южной Кореи, а тенор – из нью-йоркской "Метрополитен Опера". На премьере побывали "Новости культуры".

На шарфе у Маэстро Дзефирелли двуглавые орлы. "…Юдашкин. Вы говорит, Валентин? Странно! В Италии ведь есть Валентино... Я всегда надеваю этот шарф на премьеру, он мне приносит удачу", - говорит Дзефирелли.

Перед премьерой в Кремлевском дворце Дзефирелли, несмотря на опыт и славу, волнуется. Команда огромная и разношерстная: солистов, хористов, акробатов, мимов и оркестрантов – 300 человек, все из разных стран. Прогон же на кремлевской сцене был всего один.

Маститый американский тенор Ричард Лич исполняет роль Канио, по сюжету оперы он хозяин труппы странствующих комедиантов, но в проекте Дзефирелли вопрос о том, кто на сцене хозяин, не стоит.
"Мы радостно прыгаем от сознания, что на нашу долю выпала удача работать с маэстро Дзефирели, – говорит Ричард Лич. – И мы относимся к этой удаче так серьезно, что еще и спрашиваем у Дзефирелли, насколько высоко и как долго нам нужно прыгать?"

И вот оркестранты музыкального Театра Станиславского и Немировича-Данченко готовятся к спектаклю, за пультом – итальянский дирижер Массимилиано Стефанелли.

"Неподдельны те слезы и страдания, которые вы сейчас увидите. Ведь актер любит и ненавидит как все люди на земле, под его шутовским нарядом бьется горячее сердце…" Тонио в исполнении южнокорейского баритона Сенг Хен Ко еще до того, как откроется занавес, объясняет идею пьесы. Изменившую Тонио героиню ждет смерть на сцене. И зрителям не отличить настоящей смерти от хорошей актерской игры. Мелодраматичный сюжет "семейной разборки" в Калабрии, вдохновивший когда-то Леонкавалло, вдохновлял и Пиранделло.

Оперу, обогатившую общечеловеческий лексикон фразами "Смейся, паяц, над разбитой любовью" и "Финита ля комедия!", Дзеффирелли ставил много раз: для Ковент-Гардена, Оперы Лос-Анджелеса и Греческого фестиваля в Афинах. Действие оперы, написанной в XIX веке, в постановке Дзефирелли переносилось то в сороковые годы XX века, то в девяностые. Маэстро считает, что в Аиде не могут войска Гитлера осаждать стены Москвы, он за достоверность и традицию, но "Паяцы" - исключение.
"“Паяцы” - опера, действие которой может происходить в любое время, - говорит Дзефирелли. – Дело в основной теме: каждому бывает трудно разобраться, актер он или человек, играет или живет".

На сцене – актеры комедии масок и зрители, но к концу оперы зрителям в зале будет непросто разобраться, кто из них актер, а кто зритель.

Читайте также:

"Паяцы" Дзефирелли в Москве