10.10.2007 | 12:10

Сергей Коробков об уникальности творческого метода японского мастера Тадаши Судзуки

К 90-летию Юрия Любимова знаменитый японский режиссер Тадаши Судзуки преподнес юбиляру необычный подарок - поставил на легендарной сцене трагедию Софокла - "Электра". Отобранные для этого спектакля актеры ездили в страну Восходящего солнца, чтобы изучать творческий метод японского мастера.

В студии программы "Новости культуры" - театральный критик Сергей Коробков.

- В репертуаре Театре на Таганке все чаще появляются античные трагедии. Там играют "Медею", "Антигону", теперь появилась "Электра". Это некая тенденция, как вы считаете?

- Я думаю, что да. И тенденция характерна не только для Театра на Таганке, но и для многих других театров. Человечество ведь периодически задается многими сущностными, важными, философскими вопросами, чтобы сверить себя с историей или заглянуть в будущее. И древнегреческая трагедия дает тому замечательную возможность: миф он на то и есть миф, чтобы любое поколение себя с ним соотнесло и получило какие-то выводы. Так что – да, тенденция.

- В работе с актерами Тадаши Судзуки использует особые техники концентрации энергии, специальные приемы сценической речи. Как российские актеры справились с этой задачей?

- Я думаю, что им, наверное, сложнова-то перестроить себя, потому что это все равно растение, которое пересаживается на чужую почву. И в качестве примера разница вот этих техник, скажем, техники Судзуки и техники, которая общепринята в нашем театре переживаний. Cкажу, что у Сдзуки есть труд "The Way of Acting" ("Способ игры"), а у Станиславского – свой, которым пользуются испокон веку в русском театре – "Работа актера над собой". Вот русский актер все-таки в себе любит поковыряться, покопаться больше, чем актер Судзуки, который действительно совершенно особым способом концентрирует в себе энергию: взвихряет ее и добивается тем самым вот той самой реакции зрительного зала, о которой мы уже говорили.

- Как Вы думает, не окажется ли постановка Тадаши Судзуки слишком специфичным зрелищем?

- Думаю, что окажется необычным зрелищем. Все интересное – необычно, скучен – трафарет, а здесь принципиально иной взгляд на мир. Судзуки сам признается, что для него действие любой драмы происходит в больнице для душевнобольных. Весь мир – пациенты, и доктор - это фигура мифическая, ничего не значащая. Человек должен залезть во внутрь самого себя и найти те точки прикосновения, которым принесет излечение, разве это не интересно?!