14.10.2007 | 15:28

Мин Танака и "Капричос" Гойи

Субботним вечером в театре "Школа драматического искусства" солировал Мин Танака. Последователь основателя стиля буто Тацуми Хидзиката, он любит повторять: "Сущность танца не обязательно должна быть видимой". Поэтому для непосвященных выступления японского хореографа всегда становятся откровением. Танец буто – это специфический сплав современной хореографии и философии буддизма. Способны ли к восточным перевоплощениям российские актеры – ученики Мин Танака? Рассказывают "Новости культуры".

Японская народная примета: первым в новый дом заходит не кошка, а танцор. Мин Танака делал это не раз. В России его услугами в 2001 году воспользовался режиссер Анатолий Васильев – на открытии зала "Манеж" в Театре Школа драматического искусства. Позже Мин Танака набрал в Москве группу учеников. Два последних года они работали над этюдами, которые превратились в спектакль "Гойя. Генезис смеха" – по мотивам серии офортов "Капричос".

Актеры – это только тени, которые переносят фантазии художника на сцену, – так считает Мин Танака, последователь стиля буто. Танцор буто верит в то, что его тело – это сосуд, в который могут войти дух дерева, сухого листа или старой женщины. На этот раз в актеров должны войти духи с офортов Гойи.

Хореограф буто не показывает движений, но задает их смысл в словах. "Выражай себя так, как если бы ты шел прямо по слову "ностальгия"", или: "Представь, что твоя голова увеличилась в десять раз", – говорит он танцору. Мин Танака вполне доволен своими русскими учениками. "Эмоциональный подтекст каждого движения – самое интересное в русских актерах и танцорах. Они непустые люди, и поэтому их движения имеют смысл", – убежден Мин Танака.

До премьеры осталось три дня. Стены зала "Манеж" уже затянуты черной японской бумагой васи. В черной комнате под музыку Владимира Мартынова возникают чудовища, рожденные сном разума и другие аллегории Гойи. Первый спектакль Мин Танака по офортам "Капричос" назывался "Гостья из тьмы". Новая постановка имеет подзаголовок "Генезис смеха". В нем изображенные художником пороки становятся поводом для смеха в финале.