23.10.2007 | 12:25

Скульптура как продолжение диалога с людьми

Исторические личности без прикрас и пафоса – так можно определить творческое кредо московского скульптора Леонида Баранова. Сегодня его работы можно увидеть по всему миру. Рассказывают "Новости культуры".

Литературоведение в образах, история в пластике. Скульптура как продолжение диалога людьми, с которыми хотелось бы поговорить о творчестве, об искусстве и жизни. Мастерская Леонида Баранова – это воплощение мечты об изящном салоне, где запросто могли бы встречаться Гоголь, Достоевский, Фрейд, Ломоносов, Пушкин. "Я стараюсь делать тех персонажей, которые, независимо от того, сейчас они живут или двести лет назад, которых я все-таки представляю как своих друзей. То есть Пушкин – это тоже человек, который нам друг", – поясняет Баранов.

Повтор и возвращение к уже созданному образу – это главный метод работы скульптора. Создание галереи одного поэта. Детали очень важны: циферблат часов, свечи, трость. Маски Пушкина в спектакле Юрия Любимова создал скульптор Баранов. Они стали важной составляющей спектакля – наравне с актерской игрой. Люстра в холле Театра на Таганке, и Пушкины, вот уже много лет встречающие на лестнице гостей, производят сильное впечатления на зрителей еще до того, как они попадают в зал.

В зале снова можно встретить работу скульптора – это золотой конь в "Театральном романе". Золотое, красное, зеленое – Леонид Баранов увлекся цветной скульптурой тридцать лет назад. Традиционные представления о том, что скульптура должна быть либо светлой, либо темной – следствие того, что в музеях представлены, в основном произведения XVIII – XIX веков. Леонид Баранов апеллирует к более древним формам. Средневековые скульптуры в соборах были раскрашены, древнегреческие деревянные скульптуры тоже были цветными. "Вся природа цветная – это первое. А потом скульптура на девяносто процентов цветная во всем мире, начиная с Египта", – замечает Баранов.

"Это, скорее представление о герое, чем его настоящее и изображение, – рассказывает мастер о скульптурах в Царицыне. Даже когда лепишь с натуры человека, который живет рядом, немного по-другому получается".