28.10.2007 | 14:34

Марина Брусникина: спектакль о вечном

"Литературный театр", "особый жанр", "вообще не театр" – как только не называли спектакли молодого режиссера Марины Брусникиной. На самом деле, ее ноу-хау – хорошая современная литература. Брусникина не изменила себе и на этот раз, поставив на малой сцене МХТ рассказ Алишера Ниязова, более известного как Алексей Торк. О премьере спектакля "Тутиш" рассказывают "Новости культуры".

В таджикском кишлаке, недалеко от афганской границы, живут старики, брошенные своими детьми. Они пережили многое: войны, смены правительств, налеты бандитов, религиозную резню. Старость для них – это обочина жизни, мир воспоминаний и несбывшихся надежд. "Мы попытались немножечко поспорить с общепринятым темпоритмом сегодняшнего современного театра. Может быть, чересчур я это сформулировал, но медленность – даже не паузы, а я бы сказал, зоны молчания, которые есть в этом спектакле, – они кажутся очень важными", – рассказывает народный артист России Евгений Киндинов.

Этот рассказ основан на реальных событиях, которые автор – спецкор информационного агентства, освещавший военные конфликты в Таджикистане, – пережил в одном из кишлаков. С другой стороны, это вечная история о жизни и смерти, старости и мудрости, об ушедшей молодости. Работа над спектаклем шла тяжело. В самом произведении очень мало диалогов, и сценическая версия возникала прямо на площадке. "Тут в этом смысле главным была замечательная литература. Просто я думаю, что это на уровне классики – с такой любовью и с таким юмором и трагизмом написан небольшой, в общем-то, рассказ, или маленькая повесть, она же вместила в себя все", – поясняет народный артист России Виктор Сергачев.

Когда Марина Брусникина берется за литературное произведение, когда изобретает ходы для переноса его на сценическую площадку, она, прежде всего, отвечает себе на два вопроса: во имя чего и про что? "Про что? Про то, что жизнь не имеет нигде пустоты и спокойствия, и что даже когда нас совсем обманывают, мы на следующий день находим, чем жить", – говорит она.