28.10.2007 | 16:15

Босоногий Гэн

"Если, после спектакля "Босоногий Гэн" станет понятна ценность мира, значит он поставлен не зря" – так заявляет японский режиссер Кидзима Ке. Мюзикл о мальчике, пережившем ядерный взрыв, уже увидели жители четырех тысяч городов планеты. В субботу спектакль впервые был показан в Москве. Рассказывают "Новости культуры".

В семидесятые годы вышла в свет серия комиксов, напомнившая миру о взрывах в Хиросиме и Нагасаки. Она называлась "Босоногий Гэн". Рассказ о жизни японского мальчика по имени Гэн, чудом выжившего в катастрофе, автобиографичен. Он был издан тиражом в шесть миллионов экземпляров и облетел полмира. Недавно японский режиссер Кидзима Ке переосмыслил этот сюжет. "Мне кажется, сцена в данном случае – выигрышный формат по сравнению с другими жанрами искусства. Она позволяет актерам общаться напрямую со зрителями. Мы можем заставить их прочувствовать нашу эмоцию", – считает он.

Слово "гэн" переводится с японского как "атомная энергия" и "энергия жизни". Имя, данное главному герою, иллюстрирует главную идею спектакля: трагедия конца сороковых оборвала тысячи жизней, но жизнь продолжается. "Традиционное искусство Японии – кабуки, но, кегэн – искусство абстрактное. В постановке я отчасти следую этой традиции", – замечает Кидзима Ке.

На сцене практически нет декораций. Зритель словно смотрит живые комиксы, страницы которых перелистывает ведущий. "В спектакле я играю ведущего. Моя роль очень сложна. Мой герой все время общается с актерами и при этом остается одиноким. Вообще это в некотором смысле спектакль революционный", – говорит актер Маэда Масааки. Сам режиссер революционером себя не считает. Он признается, что его творчество – это лишь сочетание авангарда и национальной традиции. Какого компонента здесь больше, решать зрителю.