06.11.2007 | 12:15

О дебютах Андрея Дойникова

Большой зал Московской консерватории, "Токио Опера-Сити" и парижский зал Гаво – это лишь короткий перечень концертных площадок, где с успехом выступал Андрей Дойников. Сегодня 25-летний композитор, дирижер, маримбафонист Андрей Дойников – герой нашей рубрики "Дебют". Рассказывают "Новости культуры".

Андрей Дойников однажды нашел в себе смелость и решил никогда играть в оркестре. Это было бы нормально для виолончелиста, альтиста или скрипача, но для ударника это более чем необычно. Причина заключается вовсе не в тщеславии, а в его особом восприятии музыки. Солируя или играя в малом составе, он чувствует себя гораздо комфортнее. "Оркестр – это взаимоотношения групп инструментов, а в ансамбле идет взаимоотношение между солистами, каждым инструментом. Это более тонкая работа, и меня она привлекает больше", – замечает Андрей.

То, что ударные инструменты могут быть самодостаточными, доказывает тридцатилетний опыт ансамбля Марка Пекарского, в котором играет Андрей Дойников. В репертуаре ансамбля около двухсот партитур: от знаменитого "Антракта" из оперы "Нос" Шостаковича до произведений современных композиторов. Однако сочинений для солирующей маримбы – любимого инструмента Андрея – очень мало. "На мой взгляд, серьезных произведений для этого инструмента, которые расширяют границы, заставляют куда-то стремиться, пока что не очень много. И это не только мое мнение. Их наберется, может быть, десяточек", – говорит Андрей Дойников.

Ничего удивительного в этом нет. Впервые маримба попала в Америку из Гватемалы только в двадцатых годах прошлого века. Писать пециально для этого инструмента первыми стали композиторы-авангардисты в пятидесятых. Это стало одной из причин, усложнивших путь маримбы к широкой аудитории. Музыка для этого инструмента зачастую слишком сложна для восприятия. Поэтому большую долю репертуара Дойникова составляют классические произведения в переложении для маримбы. Встретить композитора, который бы понимал этот инструмент так, как видел его Кейко Абе, для маримбафониста настоящая удача.

Однако, по словам самого Андрея, порой играть произведения композитора, не знакомого с техническими особенностями маримбы для исполнителя даже интереснее. "Иногда композитор напишет какой-нибудь кошмар, и проще под этот кошмар изобрести новый прием. Взять восемь палочек, чтобы сыграть неиграющийся аккорд, потому что в этом есть смысл. А музыка, которая замечательно ложится, которую удобно играть, приятно, хорошо... играть-то ее не хочется", – замечает Дойников.

Впрочем, творчество Андрея Дойникова не замыкается только на маримбе и ударных. "Музыка одна на всех, а инструмент – это только средство для того, чтобы заставить ее звучать", – говорит он. Прежде всего, такой подход проявляется в педагогической деятельности Андрея. "Маленькая деталь: у меня весь класс, у них ударные – вторая специальность. Сейчас у меня два пианиста и одна скрипачка, и мне кажется, что это правильно. Мне неинтересно заниматься с ребятами, которые ни на чем кроме барабана играть не могут", – признается Андрей. Лучше всего этот принцип заметен в творчестве Дойникова-композитора. Произведений для ударных инструментов на его счету не так много, но свою первую оперу он написал уже в шесть лет, а в сознательном возрасте стал автором музыки к почти двадцати фильмам.

Талантливый человек талантлив во всем. Мимо работы в оркестре Андрей Дойников пройти так и не смог, но не в качестве ударника. Дебют Дойникова-дирижера состоялся год назад в серии концертов оркестра "Гнесинские виртуозы" в Швейцарии и Германии. По признанию специалистов дебют этот был удачным.