14.11.2007 | 16:33

Александр Лаврентьев о выставке в Историческом музее

В студии "Новостей культуры" заведующий отделом Государственного исторического музея Александр Лаврентьев рассказывает о выставке "1682 год. Кровавый рассвет. Cтрелецкий бунт и восшествие на престол Петра Первого".

- Какой из двух главных сторон этого конфликта посвящена выставка – стрельцам или Петру Первому?
- Мы хотели соблюсти равновесие и рассказать нашему посетителю о тех событиях, которые буквально потрясли страну в 1682 году, и в них участвовал и Петр, и стрельцы. Петр Первый именно в этом году, именно в эти майские дни стал государем, и не мне рассказывать нашей замечательной аудитории о том, кто такой Петр Первый в русской истории. Тогда это был восьмилетний мальчик. Что касается стрельцов, то их бунт, который обошелся очень дорого российскому правящему классу – а там в течение нескольких дней погибло несколько десятков именитых царедворцев, – послужил таким могучим толчком, который в значительной степени сформировал Петра Первого как человека, очень не любившего бородатую Русь.

- Правда ли, что в ходе стрелецких бунтов XVII века появился первый в России гражданский памятник?
- Это абсолютная правда. Традиция ставить памятники по случаю побед церковными сооружениями существовала с древнейших времен, но первый гражданский памятник был поставлен в России в 1682 году стрельцами, причем не где-нибудь, а на Красной площади. Современники его достаточно аккуратно описали: это был кирпичный столп, в четыре стены которого были вделаны "доски", как их называли. Это были металлические плоскости, на которых был начертан текст Жалованной грамоты стрельцам. Кстати, на нашей выставке Вы увидите эту самую Жалованную грамоту.

- А в чем ее уникальность?
- Когда-то ее напечатали достаточно большим тиражом – в несколько десятков экземпляров в одной из московских типографий – для раздачи стрельцам-победителям, которые заставили российское правительство, Боярскую думу, сделать царем-соправителем Петру его старшего брата Ивана, которого сначала обошли. Эту Жалованную грамоту напечатали, раздали в стрелецкие полки, но потом ситуация поменялась, и полгода спустя правительство царевны Софьи озаботилось конфискацией этой грамоты в стрелецких полках. Надо сказать, что стрельцы ее отдавали. Судя по всему, все экземпляры были уничтожены. Во всяком случае нам известны всего лишь два, совершенно случайным образом уцелевшие во всех этих страшных перипетиях. Один из этих экземпляров грамоты у нас и экспонируется.

Читайте также:
Cтрелецкий бунт и восшествие на престол Петра Первого