04.05.2012 | 09:47

В столице открылась выставка живописи под названием "Романтики реализма"

Название выставки в Большом зале Московского союза художников, «Романтики реализма», дает повод вспомнить, что первые романтики воспевали природу и чувства, полемизировали с культом разума и технического прогресса. Потом «романтическим» стали называть изображение всего далекого от реальности, всего странного. В 70-е годы прошлого века группа московских живописцев предложила свою «версию» жанра и неофициальное творческое объединение именно так и назвала - «Романтики реализма». «Странными» им не кажутся ни название, ни верность традиционной манере. Рассказывают «Новости культуры»

Русская реалистическая школа живописи сегодня существует. Все еще. Это главная новость по поводу этой выставки. Уже один факт того, что до сих пор в искусстве не перевелись те, кто не претендуя на участие в актуальных конкурсах, премиях, биеннале, продолжают традиции, многими современными художниками преданные анафеме, заслуживает и премий, и призовых мест на биеннале и конкурсах. 150 картин, 17 художников. Николай Желтушко один из них. Один из его холстов. Обычная церковь. Необычно лишь то, что это затопленная в 39-м церковь в Калязине, от которой сегодня осталась одна колокольня.

«Почему я эту картину написал? Лишь чтобы люди видели и знали, что мы потеряли, – рассказывает художник Николай Желтушко. – Мы теряем очень много. Ведь потерять то, что наши предки создают, а мы пинаем ногой. Как это мы можем забыть наши корни, силу, энергию? Никогда».

Эти работы отличаются от произведений классиков позапрошлого века. Примерно так же, как «Жигули» отличались от «Фиата». Смысл остается тот же. И форма тоже. Это главная ценность реалистического искусства, его символ веры.

«Вот Саврасов говорил: манер в живописи много, – говорит художник Александр Цыплаков. – Дело не в манере, а в умении видеть красоту. То есть в проходящем, незаметном и, вроде бы, уже устаревшем, не сегодняшнем – вот те ценности, родовые – они необычайно важны для сохранения культуры и вообще такого понятия, как русский народ».

Можно спорить с авторами этих полотен по поводу формы: почему под сохранением традиции большинство из них понимает именно перенесение на холст архитектуры и быта XIX века? Костюмные – в широком смысле – картины здесь почти все, но ведь это не стилизация. …Но с главным не поспоришь: писать красиво, а не красивенько, не хуже, чем умел Саврасов и Коровин, так, чтобы вспоминались дни творения, сегодня разучились еще не все.