15.11.2007 | 13:52

К 65-летию Даниэля Баренбойма

Он начал играть на скрипке в четыре года, но отец заставил его пересесть за рояль и, похоже, не зря. Первый публичный концерт Даниэль Баренбойм дал в семь лет. В девять лет он впервые встал за дирижерский пульт. Сегодня маэстро исполняется 65 лет. Рассказывают "Новости культуры".

Есть такие оркестры, дирижировать которыми мечтает любой дирижер, и есть такие дирижеры, играть с которыми – честь для оркестрантов самых прославленных коллективов мира. Даниэль Баренбойм – один из них. Музыканты Чикагского Симфонического оркестра назвали его своим "пожизненным почетным дирижером". С почитанием к нему относятся в Венской филармонии, в театре Ла Скала и во многих других музыкальных центрах мира. "Одно дело, когда в его руках рояль, а другое дело, когда оркестр. И, тем не менее, та же естественность фразировки, легкость. Такое ощущение, что им легко и свободно дышится с этим дирижером", – замечает музыковед Елена Сорокина.

Даниэль Баренбойм – один из немногих музыкантов, достигших одинаковых высот исполнительского мастерства и за дирижерским пультом, и за роялем. Свой первый сольный концерт в качестве пианиста он дал в семь лет. Когда ему было одиннадцать, великий Вильгельм Фуртвенглер назвал игру Баренбойма феноменальной. В пятнадцать пианист уже отправился в мировое турне. Свою первую запись он сделал в 1954 году, и с тех пор его интерпретации многих произведений успели стать эталонами. "Это безупречный пианизм. Это замечательное туше, великолепная и тонкая фразировка. Это замечательная конструкция того, что он хочет сделать в этих огромных, сложных и значимых произведениях", – говорит пианист Николай Петров.

Еврей по национальности, он впервые после холокоста сыграл музыку Вагнера в Израиле, собрал арабо-израильский оркестр и организовал музыкальные школы в Рамалле и Берлине. На все доводы своих оппонентов он отвечает: "Кому интересен сегодня антисемитизм Вагнера? А "Тристан и Изольда", "Лоэнгрин" и "Золото Рейна" – это музыка на все времена"".