24.11.2007 | 17:11

Опера для 8 голосов и зрителей в коробке

Чтобы показать в Москве на фестивале "Сезон Станиславского" спектакль швейцарского режиссера Кристофа Марталера посреди большого павильона в Сокольниках установили специальную коробку. Внутри нее находятся зрители, а оркестр, исполняющий музыку современного австрийского композитора Беата Фуррера, расположен за ее пределами. Все происходящее в спектакле "Фама" Кристоф Марталер и Беат Фуррер назвали аудиотеатром. Рассказывают "Новости культуры".

Кристоф Марталер знает, как сделать музыку театральной: одна из известнейших его работ – постановка "Мельничихи" Шуберта. Чтобы поставить оперу "Фама" Беата Фуррера, он пригласил архитектора и акустика. Вместе они соорудили короб со створчатыми стенами и потолком. Дело в том, что Фама – богиня молвы, чей дом находится между морем, небом и землей. В нем множество отверстий, через которые слышно все, что происходит в мире.
Композитор Беатт Фуррер объясняет устройство декораций: "Створки с одной стороны покрыты материалом, поглощающим звук, а с другой стороны, материалом, который отражает звук. Это позволяет создать широкое и сухое акустическое пространство. А, открывая и закрывая створки, мы все время играем с акустикой".

Место зрителей внутри, а оркестра – снаружи. Оркестр "Клангфорум Вин" основан самим Беатом Фуррером 25 лет назад и славится интерпретациями современной музыки. В этот раз вместе с ним работают восемь певцов и актриса Изобель Менке. Она читает монолог фройлян Элсе из одноименной новеллы Артура Шницлера.
"Я играю с тем, что больше меня самой, - говорит актриса. – Я забираю энергию целого оркестра. А он играет музыку, которую я люблю. Это очень чувственная музыка, но чтобы работать с ней требуется большая точность".

Фройлян Элсе находится в отчаянном положении и теряет ощущение реальности. Коробка, в которой она мечется как муха в паутине, метафора не только людской молвы, но и ее внутреннего мира. За закрытыми створками короба оркестр перемещается и застает зрителя врасплох. Звуки трагической катастрофы раздаются из-за зрительских спин.

Алексей Бартошевич, член жюри премии "Сезон Станиславского", рассказывает о своих впечатлениях: "Музыка полна боли, а пространство – классической гармонии. И это пространство эстетизирует трагедию, так что из зала выходишь с чувством преодоленной трагедии".

Создатель аудиотеатра для большого ансамбля, восьми голосов и актрисы Кристоф Марталер приедет в Москву на закрытие фестиваля, чтобы получить премию Станиславского "За вклад в мировое театральное искусство".