07.12.2007 | 14:18

Ксения Перетрухина: между театром, кино и видеоартом

Режиссер, художник, сценарист – творческие интересы выпускницы ВГИКа Ксении Перетрухиной весьма разнообразны. Увлечение видеоартом она сочетает с созданием костюмов к спектаклям, а подготовку выставки – с открытием экспериментального театра. Недавно Ксения попробовала себя в кинорежиссуре и сняла римейк фильма Дзиги Вертова "Колыбельная". Рассказывают "Новости культуры".

Предложение стать "человеком с киноаппаратом" Ксению Перетрухину застало врасплох. Она готовилась к выставкам, снимала видеоарт, придумывала сценографию и костюмы для спектакля "Собиратель пуль". Как режиссер она поставила спектакль "Красная чашка. 108 минут". Взяться за камеру ее заставила предложенная тема: захотелось вступить в диалог с Дзигой Вертовым и раскачать его "Колыбель" по-своему, в коротком формате. Хронометраж нового фильма – 26 минут. "Мы пересмотрели какие-то события и позиции 30-х годов – насколько они актуальны, насколько они живы; оставляли или убирали, или трансформировали, заменяли что-то", – рассказывает Ксения.

Дзига Вертов написал несколько сценариев "Колыбельной". В одном из вариантов героинь было трое. Ксения восстановила режиссерскую задумку и в своем фильме сняла трех девушек, олицетворяющих тело, дух и разум. Первая героиня ведет бессмысленные телефонные переговоры и красит ногти. Второй тесно в дизайнерском доме и одежде. Она находит выход в небо: совершает прыжок с парашютом, как девушка из "Колыбельной" Вертова. Третья девушка утопает в медийном потоке. За ней будто постоянно наблюдают камеры слежения. Море информации и рекламы заставляют ее надеть паранджу, которую у Дзиги Вертова женщины снимали в знак того, что жизнь становится свободнее.

Работать над римейком сложнее, чем над обычным фильмом. Многие режиссеры вообще не берутся повторять старые истории. Особенно если это дебютная картина. "Страшно ли снимать первый фильм? Ну да, наверное. Но страшно до того как начинаешь, потом страшно по другим причинам", – признается Ксения. Страшно, когда снятый материал не укладывается в хронометраж. Страшно, когда половину фильма фиксируешь на видео, а половину – на просроченную кинопленку. Страшно, когда летнюю сцену приходится снимать в октябре, в последний день бабьего лета. Ксения чувствовала себя спокойно, только когда реконструировала сталинские парады, потому что давно занимается видеоартом. Она копировала только наименее масштабные шествия, без движущихся платформ и сложных композиций. Тысячи людей она заменила одной девушкой. "Которая самоотверженно, по расчерченным на асфальте линиям во дворе киностудии Горького, под немецкие марши – других не было – вышагивала за каждую девушку из парада", – замечает Ксения.

Затем Перетрухина клонировала модель на компьютере и выпустила на экран одноликую толпу. Эту часть фильма недавно пригласили в Париж, на выставку современного искусства. Ксении даже удалось найти время и съездить во Францию, чтобы посмотреть, как себя чувствует парад на Елисейских полях. Сейчас у Ксении небольшая передышка. Спектакль "Ваал" они с Георгом Жено уже выпустили. Сейчас она пишет сценарий, о котором пока не хочет говорить, чтобы не сглазить, и воспитывает сына Матвея.