11.12.2007 | 19:37

Третьяковка представляет "Лениградскую версию"

В течение года Третьяковская галерея представляет проект "Лениградская версия". В отличие от московских художников, живопись петербуржских мастеров мало известна в столице. В 70-ые годы фурор произвела группа "Одиннадцать". Их выставка перевернула представление о современном искусстве и вызвала большой интерес у зрителей. Лидерами этой группы были художники Герман Егошин и Завен Аршакуни. В Третьяковской галерее открылась выставка этих мастеров. В этом году каждый из них отметил свое 75-летие. Рассказывают "Новости культуры".

Петербург, возраст и свобода творчества объединяют этих непохожих друг на друга художников. "Живописная живопись" - так называет свои картины Герман Егошин. Он предпочитает камерный жанр. То, что искусствоведы называют тихое искусство. В 70-ые годы официальные власти диктовали художникам свои правила. Ну а те, кто не хотел им подчиняться, объединялись в группы. Такой была группа "Одиннадцать". Художников, прежде всего, интересовала живопись как таковая, а не социальные заказы. В 72-м году, на окраине Петербурга в зале на Охте, открылась выставка группы "Одиннадцать".
Надежда Юрасовская, куратор проекта: "Она взорвала художественную жизнь не только Питера, но и Москвы. Выставочный зал на окраине города привлек толпы зрителей. Из Москвы приезжали - тот же Жилинский, Федор Абрамов и ряд других мастеров".

Теперь многие работы Германа Егошина и Завена Аршакуни с той памятной выставки оказались в Третьяковке и Русском музее. Герман Егошин не изменил себе. Он по-прежнему пишет небольшие работы и упивается цветом.
Герман Егошин, художник: "Я особенно ценю в искусстве камерную стихию… что касается монументального искусства - не дано".

Завен Аршакуни, наоборот , любит простор и масштаб. Его незатейливые сюжеты с деревенскими красавицами, лошадками и каруселями выглядят значительно и монументально. Он изображает праздник жизни, которого ему не хватало в детстве. Став взрослым, он сохранил любовь к цирку. А атмосферу театра знает не понаслышке. В 60-е он работал в ленинградском ТЮЗе.

Нина Аршакуни, жена Завена Аршакуни: "Для него искусство - полномочный участник. Он берет там театр, или картина входит у него в сюжет. Элемент праздника рядом, хотя это бытовая сцена".

В 90-ые годы у Завена Аршакуни появляются библейские сюжеты. В это время в его жизни происходят радостные и грустные события: у него родился сын, а сам он чуть не погиб. Тем не менее, Завен остается верен самому себе. Он продолжает писать праздник жизни.