19.12.2007 | 19:37

Волшебный мир веера

В Европе его называли "полезным зефиром", на Востоке – частью солнца. Его взмах напоминает дуновение ветра. Изящный аксессуар и орудие женского кокетства – веер – во всем многообразии представлен на выставке в Музее Пушкина на Пречистенке. Значительная часть экспонатов выставки прибыла из музея-усадьбы "Останкино", которая располагает одной из самых интересных и масштабных коллекций вееров. О "заморских диковинках", очаровавших Европу рассказывают "Новости культуры".

Признаться в любви, попросить прощение, выразить недоумение в XVIII веке веке можно было с помощью веера. В это время веера были не только предметами роскоши и красивыми безделушками для дам высшего света, но и чем-то вроде азбуки Морзе, на которой могли объясняться лишь избранные. Язык вееров продолжал развиваться и в начале XIX века. С помощью выразительных жестов и поворотов можно было передать около пятидесяти понятий. "Бросает веер – поди прочь. Где-то кокетничает, число пластин раскрывает – через какое время свидание назначать; где-то подносит к сердцу – она его обожает", – поясняет куратор выставки Александр Червяков.

В Европу веера завезли из Китая, а мода на них появилась во Франции в середине XVIII века. Там проживало около двух тысяч веерных мастеров. В их изготовлении принимали участие художники, вышивальщицы, кружевницы, резчики по дереву, камню, кости, перламутру. Знаменитые парижские фирмы поставляли эти предметы роскоши в разные страны, в том числе и в Россию. Дамы не имели права показаться на приемах и балах без этого атрибута женского туалета.

На выставке представлены веера, которые когда –то принадлежали семейству Тютчевых, веер графини Татищевой с ее вензелем, веера Нины Собиновой – жены знаменитого певца. Гордость останкинской коллекции – это театральные опахала. Их делали не только для того, чтобы освежиться. Они помогали спрятать лицо от жара камина. Театральными их называли потому, что на лицевой стороне помещались гравюры со сценами спектаклей и опер, а на обороте можно было прочитать диалоги из той же пьесы, или увидеть ноты и арии. Во Франции существовала единственная фирма, которая выпускала такие театральные опахала, а в Россию их поставлял друг графа Николая Шереметева, вилончелист Ивар. "Однажды прислал шестьдесят театральных вееров, и что интересно: целый ряд изображений на этих опахалах совпадал со спектаклями, которые имели место быть в театре Шереметьева", – замечает Александр Червяков.

В России интерес к веерам вновь появился в наше время, но уже как к предметам антикварного рынка, ведь только редкие экземпляры уцелели до нашего времени.