09.01.2008 | 19:44

Театральный революционер Всеволод Мейерхольд

В начале прошлого века он совершил революцию в театральном искусстве и провозгласил: "Актеры не должны бояться света, а зритель должен видеть игру их глаз". В 1919 году Всеволод Мейерхольд открыл свой театр, который был закрыт уже в январе 1938 года. Два неполных десятилетия, но эти временные рамки стали настоящей эпохой Всеволода Мейерхольда, создателя магической "Биомеханики". Рассказывают "Новости культуры".

""1938 года, 8 января, в бывшем Театре имени Мейерхольда я сыграл в последний раз роль Хлестакова, в чем и оставляю свою подпись в веках. Алексей Херберер. Продолжения не следует". Посыплем пеплом это место, и скажем – конец", – говорит историк театра Вадим Щербаков. Эта запись была сделана в день последнего представления последнего спектакля, однако актеры и сам Мейерхольд понимали, что это не конец театра. Мейерхольд первым бил в барабан, объявляя смерть театрам. Он был одним из самых великих разрушителей. Он уничтожал переживания, иллюзию жизни на сцене, драматургию. Видимо, именно за счет этого он выстроил свою систему – "биомеханику".

"О биомеханике говорить сложно. Проще показывать. Дело в том, что для Мейерхольда это был довольно короткий период в его педагогической деятельности, когда биомеханика утверждалась им как главный метод его театра", – продолжает Вадим Щербаков. "Биомеханика – это совсем небольшая часть того наследия, которое оставил Мейерхольд, и биомеханику просто отдельно оторвать от того, чем он занимался и что мыслил для себя в театре, – это невозможно", – считает актер, режиссер Алексей Левинский.

Основы театральной биомеханики он нащупал еще в петербургский период, в 1915 году. Работа над созданием новой системы движения человека на сцене явилась продолжением изучения техники движения итальянских комедиантов времен комедии дель арте. Современный человек, живущий в век механизации, не может не механизировать двигательных элементов своего организма. Биомеханикой устанавливаются принципы четкого аналитического выполнения каждого движения. "Это начинается с послушания. Надо повторить его движения. То, что делает педагог, надо в точности повторить", – поясняет Алексей Левинский. "Творчество актера – это творение пластических форм в пространстве. Есть еще одно замечательное определение, не ему принадлежащее: дело актеров в Театре Мейерхольда – это точный технический показ эмоций персонажа", – замечает Вадим Щербаков.

В этой системе не должно быть места никакой случайности. Однако в четко выверенных рамках есть огромное пространство для импровизации. Были случаи, когда Мейерхольд сокращал спектакль с восемнадцати картин до восьми, потому что так разыгрывалось актерское воображение и желание жить в этих рамках. "Большего воплощения театра в человеке, чем театр в Мейерхольде, я не видел" – так написал о Всеволоде Эмильевиче Сергей Эйзенштейн. 8 января 1938 года театр был закрыт. "Мера этого события, мера этого произвола и возможности того, что это можно сделать, это нами не осмысленно, и не прочувствованно как следует", – убежден Алексей Левинский.

Бабанова, Гарин, Свердлин, Райх, Штраух, Мартинсон, Ильинский, Равенских, Варпаховский – это имена классиков нашего театра. Возглавляет этот список фамилия Мейерхольд. Это их режиссер, их учитель, и это его театр.