12.01.2008 | 14:12

Камерный оркестр "Kremlin" празднует Рождество в Кремле

Камерный оркестр "Kremlin" во главе с Мишей Рахлевским готов побить все концертные рекорды. Пять рождественских недель посвящены музыке разных эпох. Гобоист Барт Шнееман солировал 11 января. Почти два года руководитель оркестра "Kremlin" ждал приезда голландского музыканта. На этот раз их расписания совпали. В программе концерта прозвучала музыка классиков – Баха и Россини, а также нашего современника Тома Шнаубера. Рассказывают "Новости культуры".

Ему проще встать за дирижерский пульт, чем разбираться с видеокамерой. Однако в этот вечер ему пришлось разбираться со сложной аппаратурой. "Мне для композитора, я обещал прислать запись", – поясняет он. Кассета с записью отправится в Бостон, к Тому Шнауберу – автору "Ночи просветленных мертвецов". Шнаубер написал музыкальный триллер, навеянный "Просветленной ночью" австрийца Арнольда Шонберга, добавив в него немного мистики – кладбище, танец мертвецов. Победив на конкурсе композиторов в Москве, Шнаубер завоевал еще и приз Миши Рахлевского – музыкальное произведение. Он взял сюжет одного искусствоведа о ночной прогулке по кладбищу. Получилась мистическая, довольно жесткая музыка.

В этот вечер гостем Рахлевского стал голландский гобоист Барт Шнееман. Заполучить исполнителя такого уровня Рахлевский пытался в течение двух лет. У музыкантов просто не совпадало расписание. В Москву Барт приехал на три дня. Весь день перед концертом он провел на мастер-классе. Послушать профессора Гаагской консерватории собрались все московские гобоисты. "Никогда не представлял, что буду играть здесь. Я представлял Кремль как военный бастион, в который пройти невозможно, а здесь такая красота и классическая музыка", – признается Шнееман.

Сам Шнееман мало похож на строгого преподавателя. В Москве он играл Баха. "Это особый гобой – барочный. Бах часто использовал его для своих кантат. Он больше обычного. У него особый звук. Его зовут гобой любви, золотой гобой", – рассказывает музыкант. Без концертного фрака и бабочки, Барт Шнееман – самое большое откровение рождественских концертов в Кремле. Все московские дни маэстро боялся за свои руки, не привыкшие к минусовой температуре.