27.01.2008 | 15:53

На малой сцене театра имени Пушкина появился подиум

На малой сцене Драматического театра имени Пушкина появился – подиум. "Мода" - главный герой спектакля "Смешные ЖэМэ". Актуальную трактовку комедии Мольера "Смешные жеманницы" представила режиссер Елена Новикова. Атмосферу аристократических салонов Парижа XVII века она заменила миром современного гламура. На первом показе побывала корреспондент "Новостей культуры".

Мольеровский конфликт мишурного блеска и добродетели Елена Новикова перевела на язык современности как конфликт "гламура" и "репутации". И доказала его актуальность.

Елена Новикова, режиссер: "Не нужно его объяснять, просто интонация, знание тех людей, которые сейчас так живут, достаточно оформления, мне кажется".

Бюджет и красота, практическая выгода и стремление к возвышенному - вот, что обсуждается и на сцене, и в гримерке.

Идея вытащить Мольера из музейного контекста XVII века появилась у режиссера после знакомства с модными дизайнерами – Чистовой и Эндоуровой. Для спектакля "Смешные ЖэМэ" они не просто художники по костюмам.

Елена Новикова, режиссер: "Я представляла мир моды глупым и однобоким, оказалось, его делают люди жесткие, которые точно знают, чего хотят. Они философы, они во времени разбираются, они четко фотографируют время, угадывают его настроение.
И во Франции XVII века и в России XXI самые страстные адепты гламура приезжают в столицу из провинции.

Жеманницы в театре Пушкина смешивают французский не с нижегородским, а с сибирским говором. Такой ход предложила актриса Анна Бегунова, она родом из Омска. А вот второй жеманнице Александре Урсуляк пришлось над акцентом потрудиться.

Мадригалы XVII века режиссер остроумно заменил эстрадной песней.
А вот морализм, так свойственный веку Просвещения, незаменим. Его место в спектакле "Смешные ЖэМэ" принципиально вакантно.

Елена Новикова, режиссер: "В современном обществе нет пороков. Это просто современность. Мы в этом живем".

В спектакле Елены Новиковой четкость, действительно, есть. Она и в социально - точном смысле, и в графичности театральной формы. Когда над гламуром смеются на языке гламура, получается и смешно, и стильно.