05.02.2008 | 12:43

Колин Нири провела мастер-класс в Большом театре

В Большой театр на несколько дней приехала Колин Нири. Знаменитая балерина представляет Фонд Джорджа Баланчина. Она путешествует по всему миру, восстанавливает балеты великого хореографа и следит за точностью их исполнения. В Москве ей предстоит усовершенствовать балет "Симфония До мажор", который поставили в Большом театре в 1999 году. Ее задача – воссоздать оригинальную версию спектакля, исключив неточности и вольности постановщиков. О мастер-классе Колин Нири рассказывают "Новости культуры".

Всего несколько минут достаточно для Колин, чтобы понять, что изменилось в "Симфонии" На первый взгляд это всего лишь незначительные нюансы, но танец теряет чистоту баланчинских линий. "Я ставила эту версию по всему миру и хорошо ее знаю. Когда ее переносил Тарес, он кое-что от себя добавил. Это касается рук и мелких движений. Но после его смерти права перешли в Нью-Йорк-Сити-Балле, и Фонд Баланчина настаивает на первоначальной постановке", – поясняет Колин Нири.

Сама Колин выросла в школе Баланчина. Танцевала, потом преподавала. Знает в совершенстве не только баланчинский стиль. В Цюрихе она работала с Нуриевым. После перерыва он убедил вернуться ее на сцену. Последние два года своей карьеры танцевала в труппе Бежара. Но Баланчин остался для нее, как первая любовь – на всю жизнь. "В балетах Баланчина надо очень быстро двигаться на пуантах, чтобы попасть в нужный ритм. Это очень сложно", – замечает Колин.

Небольшая передышка необходима лишь для того, чтобы посмотреть, нюансы исполнения. И снова Колин задает нужный темп. Она неутомима. Угнаться за ней пока не получается. Даже пуанты не выдерживают. "Плотный текст на маленький промежуток музыки, но это создает красоту и особый стиль", – замечает артистка кордебалета Большого театра Юлия Гребенщикова.

Для Лены Казаковой и Оли Марченко "Симфония До мажор" пока остается лишь заветной мечтой. Если бы не мастер-класс Колин, они не заметили бы мелких неточностей. "Много переделали, отошли в сторону от Баланчина", – замечают они.

Баланчин поставил "Симфонию До мажор" в Гранд-Опера в 1947 году. Труппа в те времена переживала кризис. Сержа Лифаря обвинили в сотрудничестве с немцами и изгнали из Парижа. Тогда репертуарную пустоту заполнил Баланчин. Он перенес три постановки из Нью-йорского репертуара и поставил абсолютно новый, незапланированный балет. До сих пор "Симфония До мажор" остается мечтой многих балетных трупп. "Раздумывать во время комбинаций Баланчина нет времени. Это координация всего тела и ног. Это и есть такая сложность", – говорит педагог-репетитор Большого театра Борис Акимов.

Сама Колин знает каждый такт "Симфонии". В ней балетмейстер не изменил ни одного темпа. "Это непрерывный синтез музыки и танца без сюжетного наполнения", – замечает аккомпаниатор Светлана Соколова. Колин, подобно эксперту, оценивает работу женского кордебалета Большого театра. В Москву она приехала впервые. Три года назад в Мариинском она так же ювелирно воссоздавала балет "Империал". Теперь финальные штрихи расставлены и в "Симфонии До мажор".