11.02.2008 | 11:27

Подделки на современном рынке произведений искусства

Подделка картин – это тоже искусство, утверждают специалисты. Причем такое же древнее, как и само искусство. Нередко подделка бывает столь совершенной, что проходят годы, прежде чем обнаружится фальсификат. По данным экспертов, в современной России торговля фальшивками составляет до трети оборота всего художественного рынка. Откуда берутся подделки и как отличить копию от оригинала, рассказывают "Новости культуры".

Вопрос о подделках стал вечной темой с тех пор как стало цениться искусство. Вряд ли кто-то будет подделывать то, что не сможет потом выгодно продать. Представить масштабы бедствия весьма трудно. Искусствовед, специалист по русскому авангарду Андрей Сарабьянов, показывает целый каталог одного из немецких аукционов 2007 года, где были представлены одни подделки. "Для подлинности здесь опубликовано несколько картин подлинных – чтобы человек открыл и понял: да, это настоящее", – поясняет он.

Есть несколько способов подделать произведения искусства. Первый – "неожиданная находка". Берутся старые краски, старый холст, сравниваются с работами мастера, и из пяти шедевров, к примеру, Малевича, создается "шестой". Есть еще более простой способ: подписать картину нужным именем. "Бывают случаи, когда, например, картина, старая по времени и сделана в 1910 – 1920 году, и написана неплохо, и настоящая, но она сделана не самим мэтром – скажем Поповым или Родченко, – а их учениками", – продолжает Андрей Сарабьянов.

Картина без провенанса – то есть без истории ее появления и сведениий о предыдущих владельцах, – может стоить совсем мало. Но если эксперт признает, что она является творением мастера, цена моментально поднимется. В России эксперты, атрибутирующие произведения искусства, не несут никакой ответственности за ошибочную оценку. Составитель каталога подделок Владимир Рощин показывает положительное заключение на сомнительную картину. Это экспертиза сотрудников Третьяковской галереи. "Как раз сейчас Россвязьохранкультура настаивает, чтобы они не пользовались шапкой Государственной Третьяковской галереи, допустим, а работали как частное лицо, и ответственность пусть несут сами", – говорит Рощин.

Казалось бы, давно следовало принять закон об ответственности экспертов, но, похоже, это никому не выгодно. Владимир Петров, бывший сотрудник Третьяковской галереи, одним из первых стал открыто обсуждать ошибки музейных экспертов, за что и поплатился – его уволили. Он показывает работы немецких и венгерских художников, которых выдают за русских. "Особенность ситуации еще в том: что до поры варилось в антикварно-комиссионном кругу, сейчас уже хлынуло на страницы массовых изданий. Уже не один альбом, где крупнейшие художники представлены не только подлинниками, но и фальшивками, а по ним же учатся", – заявляет Петров.

Пока не будет принят закон, регулирующий ответственность экспертов, вряд ли что-то изменится. Коллекционеры, прежде всего, должны ориентироваться на свою интуицию и знания.