15.02.2008 | 19:30

"Сильфида" по-бурнонвилевски

Известный датский танцовщик Йохан Кобборг готовит в Большом театре премьеру "Сильфиды". Грустная, легкая, изящная история совершила настоящую революцию в балете. В 1832 году в Парижской Опере премьерный спектакль танцевала Мария Тальони. Первая Сильфида первой в мире встала на пуанты. Через четыре года свою версию в Дании сделал Бурнонвиль. Кобборг – солист Датского Королевского балета и премьер "Ковент-Гарден" – в совершенстве знает стиль Бурнонвиля, который он и перенесет на Новую сцену Большого. Рассказывают "Новости культуры".

Алексей Ратманский семь лет работал в Датском Королевском балете и сам танцевал "Сильфиду". Возглавив балетную труппу Большого, он понял, что здесь танцуют по-другому. "В нашем исполнении акцент сделан на то, что это старинные романтичные гравюры. Педагоги и артисты занимались больше стилизацией, забывая, что это спектакль о живых людях", – замечает он. Зато это хорошо помнит Йохан Кобборг. Он так часто танцевал "Сильфиду", что потерял счет. Только в Большом театре Кобборг дважды солировал в этом спектакле. Для него это не романтическая старинная легенда, а человеческая история. "С этими проблемами сталкиваешься в повседневной жизни. Над ними всегда интересно работать", – говорит постановщик.

"Сильфиду" для Датского королевского балета Бурнонвиль ставил в расчете на очень маленькую сцену. Поэтому в ней так много филигранных, мелких, точных движений. Танцовщики Большого, привыкнув к своему пространству, танцевали этот балет по-русски – с размахом. Йохан не стал ломать русский стиль, он лишь вспомнил забытые акценты и сделал танец по-бурнонвилевски компактным. "Хореография должна подходить к этим танцовщикам. И главное, чтобы зритель увидел не просто милый старинный балет, а был задет за живое", – заверяет Йохан Кобборг.

Костюмы и декорации новой постановки выполнил Питер Фармер. Это его вторая "Сильфида". Первая была в Лондоне. Никаких повторений. В московской версии художник освободил балерин от килтов – во времена Бурнонвиля женщины их просто не носили. А для костюма Сильфиды захватил немного лондонского воздуха. "Это особый воздух, который я привез с собой в самолете. А еще я прихватил на всякий случай легкий специальный каркас и ткани, которые делают юбку струящейся и воздушной", – поясняет Фармер.

Екатерина Крысанова партию Сильфиды получила от Йохана Кобборга. Танец и пантомима в этой постановке почти на равных. Только балерина знает, чего стоит эта легкость. "Сильфида всегда в воздухе. Прыгает, много мелких движений – ноги устают, все на стопах", – замечает Екатерина. Эта постановка "Сильфиды" не станет радикально новой версией. Кобборг лишь взял забытые детали и максимально приблизил новую постановку Большого к оригиналу Бурнонвиля.