18.02.2008 | 11:17

"Парижские удовольствия" Анри де Тулуз-Лотрека

Сегодня в Государственной Третьяковской галерее открывается выставка художника, которого современники называли "самым парижским французом". Экспозиция представляет около ста графических работ легендарного хроникера парижской богемы. Афиши, рисунки, иллюстрации и литографии – все они входят в собрание знаменитого коллекционера Жака Дусе, которое хранится в Национальном институте истории искусства Франции. Рассказывают "Новости культуры".

Для воссоздания атмосферы угасающего девятнадцатого века стены залов Третьяковки сменили цвет на винно-красный. "Этот цвет стен очень хорошо отображает то время, его электрический заряд. Еще в этом оформлении можно угадать намек на театр. Здесь ведь много работ Тулуз-Лотрека, посвященных театру, ведь он там провел полжизни", – замечает хранитель коллекции Доменик Морелон.

О парижских удовольствиях, он, похоже, знал все – о театре и о еде. На выставке можно увидеть меню одного из кафе на Монматре, детально воспроизведенное постоянным посетителем Тулуз-Лотреком – от протертого супа, филе камбалы и стручковой фасоли – до индюшатины с кресс-салатом. Еще одним удовольствием, мимо которого Тулуз-Лотрек никогда не проходил, были женщины. Пожалуй, никто из художников не изображал женские ножки так аппетитно и с таким знанием дела, как Тулуз-Лотрек. Не зря он слыл мужчиной, который лучше всех в Париже знал доступных женщин, несмотря на физическое уродство и ужасный характер.

По замыслу французских кураторов, эта выставка графики продемонстрирует совсем иного Тулуз-Лотрека, не "буржуазного гения уродства", как его любили называть, а художника с человеческим лицом. "Мы назвали выставку "Парижские удовольствия", потому что Тулуз-Лотрек, несмотря на свое уродство, все-таки искал счастья и жизненных наслаждений. А Париж в ту эпоху был искрящимся, ярким, энергичным, с множеством театралов, музыкантов. Художник все это оставил нам", – добавляет Доменик Морелон.

Среди афиш, рисунков, иллюстраций и литографии самого парижского оригинала найдутся и широко известные – например, "Японский диван", и совсем не знакомые публике – серия "Они", посвященная женщинам, и карандашный автопортрет художника.